Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прервав отдых на выходные, спешно собралась комиссия по проведению служебной проверки в отношении заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций М.Ю. Ксензова. По ее представлению замруководителя был вынесен выговор по ст. 15 п. 1-11 закона «О гражданской службе РФ».

Норма, за нарушение которой Ксензов получил выговор, гласит, что госслужащий РФ обязан «соблюдать ограничения, выполнять обязательства и требования к служебному поведению, не нарушать запреты, которые установлены настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами». Удобство статьи в том, что по ней можно залепить строгача любому чиновнику — до такой степени резиновы ее формулировки. Полностью исключен из ее сферы действия разве что покойник — но покойники и не служат в правительстве РФ.

Причина взыскания, полученного Ксензовым, в том, что он в интервью «Известиям» сообщил, что компромиссно договариваться с администрацией социальной сети Twitter затруднительно, поскольку согласие есть продукт при непротивлении сторон. «Но всегда существует определенная черта, тот предел неконструктивного взаимодействия, за которым государству не остается больше ничего, кроме как защищать интересы общества… Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков».

То есть не обязательно заблокируем, но в принципе не исключаем такой возможности. Довольно обыденный зондаж партнера при жестких переговорах, которые сейчас вообще в моде.

Немедленная и жесткая реакция на такой зондаж последовала не от начальников американских сетей, что было бы более естественно, но от премьер-министра РФ Д.А. Медведева. На страницах пререкаемых Facebook и Twitter он заявил: «Как активный пользователь социальных сетей считаю, что российское законодательство обязаны соблюдать все — и сами сети, и пользователи. Но отдельным чиновникам, отвечающим за развитие отрасли, надо иногда включать мозги. И не давать интервью, объявляющих о закрытии соцсетей». После чего спешно собралась комиссия и т.д.

В ходе трудных переговоров иногда надо произвести жесткий прессинг, а иногда и дезавуировать своего переговорщика — всяко бывает. Но тут возникает вопрос, чьими устами лучше его дезавуировать, чтобы не возникало смешков и кривотолков. Необдуманные и опрометчивые решения во всякой области, конечно, нежелательны — хотя М.Ю. Ксензов еще никаких властных распоряжений не давал. Но, впрочем, опрометчивые решения о часовых поясах, переводе стрелок часов, различные быстрые распоряжения, принимаемые вслед авиапроисшествиям, тоже не слишком глубоки и обдуманны.

Возможно, выносить предложение о закрытии Twitter даже и в порядке дискуссии также не следовало, но следовало ли выносить предложение о введении штрафов в 500 т.р. (две среднероссийские годовые зарплаты) за нарушение ПДД и пошлин в 1000 ам. долл. за расторжение брака по обоюдному согласию? На иной взгляд, таковые меры, будь они приняты, вызвали бы даже большое недовольство в обществе — не одни киберактивисты наши ближние, есть и другие.

Не говоря уже о том, что детальное изъяснение Ксензовым сути проблем с Twitter, изъяснение, сопровождаемое позволяющими понять позицию ведомства техническими подробностями, более соответствует идеалам Открытого правительства, для которого теперь даже министерство завели, нежели начальственный окрик с последующим немедленным строгачом.

При том, что, снова повторюсь, надо или не надо блокировать Twitter — вопрос отдельный и допускающий различные решения. Но проявлять к Twitter священный трепет, рассматривая саму постановку такового вопроса как неслыханное святотатство, — вот этого точно не надо. «Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им», даже если речь идет о Священных Американских Социальных Сетях.

Это может быть огорчительным, но все технические и социальные новшества, поначалу бывшие свободными, как птицы небесные, постепенно обрастали всё более и более обременительными регуляциями. Фондовый рынок, книгоиздательство, банковское дело, врачевание, автомобиль, радио etc., etc. Не очень понятно, почему интернет должен быть счастливым исключением.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...