Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Весна феодалов

Журналист Александр Бирман — о том, кто выигрывает борьбу за Украину
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Чем ближе президентские выборы на Украине, тем яснее становится, что они уже ничего не решают. И дело отнюдь не только и не столько в референдумах на юго-востоке и последующем отказе Донецкой и Луганской республик от участия в плебисците, который 25 мая намерен провести Киев. 

Пока сторонники федерализации сражаются с адептами «единой и незалежной», страна на всех парах идет к феодализации. 

Олигархи-губернаторы во главе с Игорем Коломойским — далеко не единственный пример. Ринат Ахметов может оставаться некоронованным «королем Донбасса» и даже периодически становиться объектом выпадов со стороны лидеров ДНР, а Дмитрий Фирташ вообще находится под «домашним арестом» в Вене — сути дела это не меняет. 

Из теневых акторов при Викторе Януковиче и попутчиков/заложников в первые недели «майданократии» олигархи превращаются в ключевых субъектов украинской политики. 

Вопреки известному анекдоту, «ужас без конца», то есть вялотекущая территориальная трансформация Украины, для ее крупнейших собственников оказалась лучше «ужасного конца» в виде единовременного распада, а то и силового вмешательства извне. 

В силу целого ряда причин (и обеспечение безопасности газового транзита — не главная, но и не самая последняя из них) в кардинальном пересмотре существующих границ Украины не заинтересованы ни Запад, ни Россия. Соответственно, потребность в местных игроках, способных удержать страну от окончательного превращения в «гуляй-поле», возникает и у Москвы, и у Вашингтона с Брюсселем. 

Ни «народные губернаторы и мэры», ни «Стрелки» с «Абверами» не сумеют (даже при наличии такого желания) сделать из бунтующего против Киева юго-востока ту самую Новороссию, благодаря которой федерализация Украины перейдет в цивилизованное русло. 

И здесь не обойтись без Ахметова, без финансовой и кадровой поддержки которого, по признанию донецкого «народного губернатора» Павла Губарева, не обошлись и отряды самообороны. 

Из всех многочисленных избранных и закулисных лидеров юго-востока (включая, кстати, и Виктора Януковича) Ахметов вызывает наименьшую идиосинкразию у Запада. А этот момент нельзя не учитывать, если добиваться полной легитимации Новороссии. 

Точно так же Дмитрий Фирташ вполне может стать посредником между Россией и западенцами. Не случайно, он дал неожиданно смелое для человека, находящегося под дамокловым мечом экстрадиции в США, интервью агентству Bloomberg, где, в частности, заявил о бесперспективности санкционного давления на Москву и признал необходимость федерализации Украины.

Чтобы говорить такие вещи, не опасаясь еще больше озлобить «вашингтонский обком», надо иметь в запасе очень хороший бонус для американцев и их союзников. И возможно, этот бонус — предложение Фирташа урегулировать российско-украинский газовый спор. 

Ни американские, ни иранские поставки голубого топлива пока не могут составить конкуренцию газпромовским. Европа слишком нуждается в бесперебойном украинском транзите, чтобы недооценивать последствия очередной газовой войны между Москвой и Киевом. 

К тому же исправно функционирующая ГТС — едва ли не единственное, что на сегодняшний день может связать юго-восточные и западные области Украины, а следовательно, и обеспечить ее территориальную целостность. 

Как это ни парадоксально, наименее радужны перспективы Игоря Коломойского, хотя на сегодняшний день он, казалось бы, больше всего соответствует статусу новоиспеченного украинского феодала. Вовлечение Ахметова и Фирташа в процесс федерализации и их участие в выстраивании взаимоотношений конфликтующих регионов, как друг с другом, так и с оппонирующими им Россией и Западом, существенно ограничивают возможности для дальнейшего повышения политической капитализации главы группы «Приват». 

По иронии судьбы при Януковиче Коломойский тоже заметно уступал по степени влияния этим двум своим олигархическим конкурентам. Но тогда его проигрыш во многом был обусловлен стремлением хеджировать политические риски и играть сразу на нескольких досках. А сейчас днепропетровский губернатор-олигарх слишком явно поставил на одну силу и слишком громко поссорился с другой. 

Правда, у Коломойского есть доступ к довольно мощному лоббистскому ресурсу, в котором истощенная многомесячным кризисом Украина нуждается гораздо больше, чем при Януковиче, но которым не обладают ни Ахметов, ни Фирташ. 

Речь идет о связях владельца группы «Приват» и его деловых партнеров с международными еврейскими организациями — прежде всего Европейским еврейским союзом и «Хабад-Любавич». Эти моменты порой используются некоторыми любителями конспирологии и нечистоплотными пропагандистами для выводов в духе «Протоколов сионских мудрецов». 

Хотя при более детальном изучении данного вопроса (которому мы рассчитываем в ближайшее время посвятить отдельную статью) становится очевидным, что говорить о Коломойском как об агенте мировой еврейской закулисы настолько же обоснованно, насколько представлять его, скажем, ярым и искренним поборником интересов Днепропетровской области. 

Однако пока никто не разрушил монополию Коломойского на извлечение «еврейской» ренты (как в начале нулевых произошло в России с Владимиром Гусинским), украинский олигархическо-феодальный расклад вряд ли в обозримом будущем кардинально изменится.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир