Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
«Аэрофлот» заявил о разработке нового решения по системе развлечений в самолетах
Спорт
Тренер сборной Бельгии ушел в отставку на фоне сенсационного вылета с ЧМ-2022
Происшествия
Сотрудник МЧС погиб при обстреле центра Донецка со стороны ВСУ
Политика
Кабмин расширил список запрещенных к вывозу из РФ товаров
Спорт
Бельгия не смогла пробиться в плей-офф ЧМ-2022
Мир
Лукашевич назвал СВО реакцией на неспособность ОБСЕ урегулировать конфликт на Украине
Политика
Песков призвал «всех молчать» на тему об обмене заключенными
Мир
Байден подарил Макрону зеркало
Мир
Шольц признал дефицит боеприпасов в вооруженных силах ФРГ
Происшествия
Задержан обстрелявший машину с ребенком в Новой Москве мужчина
Мир
Кулеба заявил о получении посольствами Украины в двух странах писем с угрозами
Мир
Позиция Испании по Украине не изменится из-за писем со взрывчаткой

Нам нужна наша Украина

Поэт и переводчик Игорь Караулов — о том, что история новой нации сегодня начинается с двух обороняющихся зданий
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Четвертую ночь подряд патриоты Юго-Востока Украины провели в ожидании штурма занятых ими зданий в Донецке и Луганске. По слухам, киевская власть послала на эти города и танки, и боевиков «Правого сектора», и иностранных наемников, и бог весть кого еще. Но штурма опять не было. 

Впрочем, независимо от того, решится ли «хунта» на штурм, прольется ли кровь, выстоят ли обороняющиеся, придет ли помощь, события в этом регионе не закончатся ни сегодня, ни в обозримом будущем. 

Важно видеть общий план этих событий. 

В январе этого года я писал о том, что обществу на востоке Украине нужно время, чтобы самоорганизоваться и превратиться в полноценный политический субъект. Я надеялся, что компромисс Януковича с тогдашней оппозицией позволит выиграть необходимое время. 

Но 22 февраля Янукович был абортирован из политической жизни, и жертвой этого аборта стал Юго-Восток. Подобно Нео после волшебной таблетки, регион проснулся голым и слабым, весь в какой-то слизи, в окружении механических монстров. Прежняя жизнь в бедноватой, но уютной Украине оказалась лишь сном, иллюзией. 

Партия регионов, патентованная защитница русскоязычных граждан, тут же рассыпалась на несколько чиновничьих шаек, былинные витязи Допа и Гепа оказались йоркширскими терьерами, бегающими на олигархическом поводке. Обретение субъектности пришлось начинать с нуля. 

За полтора месяца выяснилось, что недоношенный плод, вопреки желаниям Киева, не погиб. Юго-Восток Украины (ЮВУ) стал общепризнанной и интуитивно понятной идеей, но как политический субъект он всё еще далек от зрелости. Регион не только лишен организационного единства, но и до сих пор не определился ни с территориальным составом, ни с политическими целями. Попросту говоря, без ответа остаются два вопроса: кто мы? чего мы хотим? 

Обилие российских триколоров на митингах вроде бы говорит о том, что цель движения — присоединение к России. Так же считают и самозваные власти Киева, объявляющие всех активистов Юго-Востока «сепаратистами». Но какая часть региона способна объединиться вокруг этой цели? 

Допустим, Донецк и Луганск под этим легко подпишутся. 

Харьков — уже без единодушия. 

Но как быть с амбициозным Днепропетровском, который привык править Украиной при Кучме и сейчас вновь пытается править ею через нерушимый блок Коломойского–Тимошенко? 

Как быть с Запорожьем — колыбелью украинской государственности? 

Наконец, как быть с Одессой? Как город русской славы она, возможно, всей душой за Россию, но в силу своего географического положения боится оказаться в разорительной изоляции. 

В революционное время идеи зреют быстро. Еще три месяца назад слово «федерализация» было в ходу у считаных политологов, теперь же на эту тему можно поговорить с любым харьковским прохожим. 

Но в это слово можно вложить очень разные смыслы. Для кого-то федерализация — это другое название для фактической независимости с последующим присоединением всё к той же России. Для других — превращение существующих областей Украины в удельные княжества, наподобие днепропетровского княжества Коломойского. 

На мой взгляд, федерализация имеет смысл только тогда, когда субъектом федерации выступает политически единый Юго-Восток. Что же может объединить эту разнородную территорию? 

На переговорах в здании донецкой администрации олигарх Ахметов призывал восставших признать, что Донбасс — это Украина. Я согласен с Ринатом Леонидовичем. И Донбасс, и Херсон, и Одесса — это, без сомнения, Украина. Я бы только добавил, что для нас именно это и есть Украина. 

Нам нужна наша Украина. 

Это та Украина, дружелюбная и хлебосольная, певучая и смешливая, которую мы знали когда-то, в эпоху единой страны. В то время в эту Украину входили и Киев, и Чернигов, и Житомир. Лишь на дальнем западе была другая, чужая нам Украина, где, по легендам, в каждом огороде был закопан бандеровский пулемет. 

Теперь та, враждебная Украина, пожирает нашу, братскую.

От братской Украины остаются на данный момент два островка, два здания в Донецке и Луганске, защитники которых готовятся стоять до конца. Но с этих двух островков должна начаться регенерация братской Украины, там сейчас идет строительство украинской нации Юго-Востока. 

Эта нация, как баррикада у Донецкой ОГА, строится из подручных материалов. В ход идут и наследие российской имперской культуры, и советская дружба народов, и память о героях борьбы с нацизмом, и слава его победителей, и мягкий ироничный говорок отважных ребят, звучащий в харьковском радиоэфире. Баррикада строится быстро, вроде бы наспех, но материалы доброкачественные и способны прочно прирасти друг к другу. 

И параллельно этому идет размывание того варианта украинской нации, который победил в Киеве. Майданные песни и пляски окончены, вышиванки спрятаны в чулан. Культ «соловьиной мовы» блекнет; перехваты разговоров Порошенко и Яроша, Тимошенко и Шуфрича показывают, что в приватной обстановке, без публики, лидеры нового режима прекрасно обходятся русским языком. 

Киевское украинство вообще лишается положительного содержания: если прежде говорили «Украина — не Россия», то теперь ненависть к России предлагается сделать единственной отличительной чертой украинца. Мы боялись этнической диктатуры в Киеве, а вышло еще хуже: бред свихнувшегося провинциального чиновника, который судорожно вцепился в огромный кусок земли, доставшийся ему по нелепому историческому недосмотру. Недаром гимном нового украинства стала русскоязычная песня «Никогда мы не будем братьями». 

Распадается образ нации, продолжает распадаться и государственный порядок. Только за те дни, в течение которых активисты держат оборону в Донецке и Луганске, боевики Яроша штурмовали Верховный суд в Киеве, там же была подожжена штаб-квартира украинских коммунистов, была захвачена прокуратура во Львове, а в Николаеве был избит кандидат в президенты Царев. В этих условиях ожидание президентских выборов всё больше напоминает ожидание выборов Учредительного собрания в 1917 году. 

Теперь уже впору галичанам всплеснуть руками: что стало с их идеей уютной европейской Украины с черепичными крышами? Она лопнула, она порвалась, когда ее попытались натянуть на непомерно большую территорию. Того и гляди ряды сторонников федерализации прирастут и львовянами.  

Нас ожидают горячие, быстрые дни. В потоке событий важно не упустить стратегическую цель: не раздел Украины, а ее пересоздание, переучреждение. 

Возрождение той Украины, которую мы чуть было не потеряли. 

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир