Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Четвертую ночь подряд патриоты Юго-Востока Украины провели в ожидании штурма занятых ими зданий в Донецке и Луганске. По слухам, киевская власть послала на эти города и танки, и боевиков «Правого сектора», и иностранных наемников, и бог весть кого еще. Но штурма опять не было. 

Впрочем, независимо от того, решится ли «хунта» на штурм, прольется ли кровь, выстоят ли обороняющиеся, придет ли помощь, события в этом регионе не закончатся ни сегодня, ни в обозримом будущем. 

Важно видеть общий план этих событий. 

В январе этого года я писал о том, что обществу на востоке Украине нужно время, чтобы самоорганизоваться и превратиться в полноценный политический субъект. Я надеялся, что компромисс Януковича с тогдашней оппозицией позволит выиграть необходимое время. 

Но 22 февраля Янукович был абортирован из политической жизни, и жертвой этого аборта стал Юго-Восток. Подобно Нео после волшебной таблетки, регион проснулся голым и слабым, весь в какой-то слизи, в окружении механических монстров. Прежняя жизнь в бедноватой, но уютной Украине оказалась лишь сном, иллюзией. 

Партия регионов, патентованная защитница русскоязычных граждан, тут же рассыпалась на несколько чиновничьих шаек, былинные витязи Допа и Гепа оказались йоркширскими терьерами, бегающими на олигархическом поводке. Обретение субъектности пришлось начинать с нуля. 

За полтора месяца выяснилось, что недоношенный плод, вопреки желаниям Киева, не погиб. Юго-Восток Украины (ЮВУ) стал общепризнанной и интуитивно понятной идеей, но как политический субъект он всё еще далек от зрелости. Регион не только лишен организационного единства, но и до сих пор не определился ни с территориальным составом, ни с политическими целями. Попросту говоря, без ответа остаются два вопроса: кто мы? чего мы хотим? 

Обилие российских триколоров на митингах вроде бы говорит о том, что цель движения — присоединение к России. Так же считают и самозваные власти Киева, объявляющие всех активистов Юго-Востока «сепаратистами». Но какая часть региона способна объединиться вокруг этой цели? 

Допустим, Донецк и Луганск под этим легко подпишутся. 

Харьков — уже без единодушия. 

Но как быть с амбициозным Днепропетровском, который привык править Украиной при Кучме и сейчас вновь пытается править ею через нерушимый блок Коломойского–Тимошенко? 

Как быть с Запорожьем — колыбелью украинской государственности? 

Наконец, как быть с Одессой? Как город русской славы она, возможно, всей душой за Россию, но в силу своего географического положения боится оказаться в разорительной изоляции. 

В революционное время идеи зреют быстро. Еще три месяца назад слово «федерализация» было в ходу у считаных политологов, теперь же на эту тему можно поговорить с любым харьковским прохожим. 

Но в это слово можно вложить очень разные смыслы. Для кого-то федерализация — это другое название для фактической независимости с последующим присоединением всё к той же России. Для других — превращение существующих областей Украины в удельные княжества, наподобие днепропетровского княжества Коломойского. 

На мой взгляд, федерализация имеет смысл только тогда, когда субъектом федерации выступает политически единый Юго-Восток. Что же может объединить эту разнородную территорию? 

На переговорах в здании донецкой администрации олигарх Ахметов призывал восставших признать, что Донбасс — это Украина. Я согласен с Ринатом Леонидовичем. И Донбасс, и Херсон, и Одесса — это, без сомнения, Украина. Я бы только добавил, что для нас именно это и есть Украина. 

Нам нужна наша Украина. 

Это та Украина, дружелюбная и хлебосольная, певучая и смешливая, которую мы знали когда-то, в эпоху единой страны. В то время в эту Украину входили и Киев, и Чернигов, и Житомир. Лишь на дальнем западе была другая, чужая нам Украина, где, по легендам, в каждом огороде был закопан бандеровский пулемет. 

Теперь та, враждебная Украина, пожирает нашу, братскую.

От братской Украины остаются на данный момент два островка, два здания в Донецке и Луганске, защитники которых готовятся стоять до конца. Но с этих двух островков должна начаться регенерация братской Украины, там сейчас идет строительство украинской нации Юго-Востока. 

Эта нация, как баррикада у Донецкой ОГА, строится из подручных материалов. В ход идут и наследие российской имперской культуры, и советская дружба народов, и память о героях борьбы с нацизмом, и слава его победителей, и мягкий ироничный говорок отважных ребят, звучащий в харьковском радиоэфире. Баррикада строится быстро, вроде бы наспех, но материалы доброкачественные и способны прочно прирасти друг к другу. 

И параллельно этому идет размывание того варианта украинской нации, который победил в Киеве. Майданные песни и пляски окончены, вышиванки спрятаны в чулан. Культ «соловьиной мовы» блекнет; перехваты разговоров Порошенко и Яроша, Тимошенко и Шуфрича показывают, что в приватной обстановке, без публики, лидеры нового режима прекрасно обходятся русским языком. 

Киевское украинство вообще лишается положительного содержания: если прежде говорили «Украина — не Россия», то теперь ненависть к России предлагается сделать единственной отличительной чертой украинца. Мы боялись этнической диктатуры в Киеве, а вышло еще хуже: бред свихнувшегося провинциального чиновника, который судорожно вцепился в огромный кусок земли, доставшийся ему по нелепому историческому недосмотру. Недаром гимном нового украинства стала русскоязычная песня «Никогда мы не будем братьями». 

Распадается образ нации, продолжает распадаться и государственный порядок. Только за те дни, в течение которых активисты держат оборону в Донецке и Луганске, боевики Яроша штурмовали Верховный суд в Киеве, там же была подожжена штаб-квартира украинских коммунистов, была захвачена прокуратура во Львове, а в Николаеве был избит кандидат в президенты Царев. В этих условиях ожидание президентских выборов всё больше напоминает ожидание выборов Учредительного собрания в 1917 году. 

Теперь уже впору галичанам всплеснуть руками: что стало с их идеей уютной европейской Украины с черепичными крышами? Она лопнула, она порвалась, когда ее попытались натянуть на непомерно большую территорию. Того и гляди ряды сторонников федерализации прирастут и львовянами.  

Нас ожидают горячие, быстрые дни. В потоке событий важно не упустить стратегическую цель: не раздел Украины, а ее пересоздание, переучреждение. 

Возрождение той Украины, которую мы чуть было не потеряли. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир