Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сказка трэш, но в ней намек

Новая киноадаптация «Красавицы и чудовища» вышла дорогой, но скучной
0
Сказка трэш, но в ней намек
Кадр из фильма «Красавица и чудовище». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит один из самых дорогостоящих проектов французского кино последних лет — визуально изобретательная экранизация известной сказки «Красавица и чудовище» Кристофа Ганса с Венсаном Касселем и восходящей звездой Леа Сейду («Жизнь Адель», «Отель «Гранд Будапешт»).

Не проходит и года, чтобы на экран не вышло какое-нибудь очередное прочтение классической сказки. Кажется, среди голливудских мастеров идет незримое соперничество — кто радикальнее и безумнее препарирует известный сюжет. Режиссер «Сумерек» Катрин Хардвик на свой манер скрестила Шарля Перро с Агатой Кристи — Красная Шапочка с мастерством заправского детектива вычисляет оборотня среди жителей родной деревни. Норвежец Томми Виркола, подаривший миру зомби-треш «Операция «Мертвый снег», в своем голливудском дебюте одел Гензель и Гретель в кожу, вручил им по арбалету и заставил отстреливать ведьм. К чести французов, сказка «Красавица и чудовище» осталась сказкой.

Киноадаптация близка к оригинальному сюжету мадам де Вильнев как никогда. Чудовище (Кассель) требует крови за сорванную в своем саду розу. Застигнутый врасплох старик (Андре Дюссолье) пытается оправдаться — о цветке просила любимая дочь, красавица (Сейду)! — но монстр в своем гневе непреклонен. Красавица приходит на погибель в замок чудовища вместо отца, но на месте выясняется, что зверь не так уж страшен и жрать ее не собирается.

Условности и атрибуты волшебной сказки соблюдены полностью и даже с излишком — чудесные превращения, живая вода, говорящие светлячки, плачущие статуи. Зловещую атмосферу (а настоящая сказка обязана быть как минимум зловещей) немного разбавляют слуги замка — большеглазые собаки в духе «пиксаровских» персонажей. Сам главный монстр, нарисованный на компьютере черный с проседью клыкастый лев в аристократической накидке, похоже, пришел из знаменитого диснеевского мультфильма по той же сказке. 

«Красавица и чудовище» — первая картина Кристофа Ганса, адресованная широкой аудитории, но признанный мастер ужасов («Братство волка», «Сайлент хилл») всё равно не смог отказать себе в маленьких радостях. В интервью режиссер не раз рассказывал, как ему помогли здесь Хаяо Миядзаки и Жан Кокто, но на выходе получилось нечто среднее между гравюрами Гюстава Доре и хоррорами Марио Бавы с явным привкусом «В компании волков» Нила Джордана: вековые деревья тяжело нависают над ничтожными людьми, поросшие плющом развалины готического замка угрожающе темнеют вдалеке, белокурая дева в красной накидке пробирается сквозь чащу в метель, таинственный хозяин замка скачет вервольфом по своим угодьям.

Словом, детям явно скучно не будет, чего не скажешь о родителях. Для них Кристоф Ганс приготовил безусловно красивую, но совершенно фригидную love story с небезынтересной, правда, моралью — мол, порой сдержать страстного мужину в человеческом обличье может только любимая женщина. Как у Лермонтова в «Маскараде»: «Твоя любовь, улыбка, взор, дыханье… Я человек, пока они мои».

В силу сюжетной необходимости Венсан Кассель большую часть фильма прячет лицо под нарисованным мехом, а прекрасной актрисе Леа Сейду, к сожалению, просто нечего играть. Хотя, стоит отдать ей должное, в платьях с фижмами смотрится она просто замечательно. К сожалению, этот факт, как и ряд других несомненных достоинств картины, не искупает двух часов непреодолимой скуки.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...