Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Российские силы ПВО уничтожили беспилотник ВСУ в Брянской области
Общество
Умерла актриса из комедии «Свадьба в Малиновке» Людмила Алфимова
Мир
Новые санкции США затронули структуры из РФ, Китая, ОАЭ, Сербии и других стран
Мир
В МИДе рассказали об ответе России на 13-й пакет санкций Евросоюза
Политика
Юрист заявил об отсутствии ожидаемого Западом влияния санкций на РФ
Общество
Суд арестовал обвиняемых в убийстве водителя адвоката в Петербурге
Армия
Минобороны РФ заявило о 37 ударах по объектам ВПК Украины за неделю
Экономика
В НСПК заявили об отсутствии влияния санкций на работу системы «Мир»
Мир
В Великобритании заявили об около 15 тыс. ставших бездомными украинских беженцах
Мир
Канада расширила антироссийские санкции
Мир
Белый дом подтвердил введение 500 новых антироссийских санкций
Мир
МИД РФ ждет разъяснений от Армении после заявлений о заморозке участия в ОДКБ
Мир
Лавров обсудил с президентом Бразилии ситуацию вокруг Украины
Мир
СМИ сообщили о взрывах в Николаеве на юге Украины
Мир
В Польше заявили о попытке Украины устроить «шоу» для давления на экспорт зерна

После игры в «Серсо»

Историк и журналист Илья Смирнов — об одном художественном предсказании покойного российского драматурга
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Виктор Славкин был драматург в изначальном (и подлинном) смысле слова, то есть он писал не «тексты» для «читок» и не болванки для сериалов, а пьесы, в которых действовали живые люди и где навсегда запечатлелась эпоха. Но историю театра оставим журналу Proscaenium, я расскажу о том, что нас свело с Виктором Иосифовичем на историческом перекрестке за несколько лет до крушения великой страны. Вроде бы случайно. Как он сам вспоминал, «однажды я шел по улице Горького и завернул в скверик на Пушкинской, там сидели два молодых человека, они меня узнали. Один говорит: «Вы Славкин? А мы видели «Взрослую дочь...»

В начале 1980-х формируется т.н. «рок-движение», целая инфраструктура концертного менеджмента, звукозаписи и тиражирования, вплоть до собственной периодики. Всё это существовало демонстративно независимо от государства. Но подпольщикам не хотелось выделяться из большой культуры в молодежный лягушатник (нечто заведомо второсортное с приставкой «суб»), поэтому всячески приветствовалось появление на концертах  профессионалов из других, более почтенных жанров искусства. 

Славкин оказался одним из главных энтузиастов наведения мостов с легальной стороны. По возрасту он годился нам в отцы, но внешняя атрибутика поколений его не смущала, спектакль, который сделал его имя знаменитым, назывался «Взрослая дочь молодого человека», и он как настоящий драматург был исследователем жизни — внимательным и чутким к приметам времен.  

Для следующего хита у него возникла идея авантюрная и, как выяснилось, совершенно нереальная: задействовать рок-музыкантов новой формации в качестве аккомпанирующего состава в спектакле «Серсо», который Анатолий Васильев ставил на Таганке. Рассматривались разные варианты, от питерского «Аквариума» (куда же без него?) и до московских панков, которые учились на врачей и назывались «Зебрами». 

Казалось бы, где река, где дача? Действие пьесы «Серсо» происходило как раз на даче, куда собрались 40-летние приятели героя, чтобы отметить его вступление в наследство.

«Но я молодо выгляжу!!! Мне сорок лет! Но я молодо выгляжу! У меня своей квартиры никогда не было! Своего дома... Ни разу!..»

Считаем. Люди, которым в 1982 году исполнилось сорок, должны были слушать джаз или Окуджаву, а не «Старика Козлодоева» и тем более не панк-рок. Однако, наблюдая исподтишка (откуда-то с осветительских высот) прогон спектакля, я чувствовал, насколько созвучно его настроение именно тому, что пели мои сверстники. То есть вопреки строгой хронологии Славкин как художник был прав. А почему — непонятно.  

Хотя как организатор он, конечно, погорячился. Совместить регулярное театральное производство с присущей рок-музыке анархией не удалось, и в результате от планируемого синтеза искусств осталась гребенщиковская мелодия в спектакле.

Тем не менее, старший друг не терял интереса к нашему жанру, вплоть до самых радикальных (и небезопасных) его проявлений.

Он даже оказался одним из участников «Второго съезда советских панков» в деревне под Зеленоградом (декабрь 1983), где пили самодельное вино из 25-литровых бутылей, заедали черным хлебом (по 12 копеек) с консервированными кильками и слушали песни Гражданской войны в исполнении Андрея Панова по кличке Свин.

Прошло каких-нибудь пять лет. Сначала рок-движение бесславно утонуло в шоу-бизнесе, потом и вся страна стала разваливаться... Зато время стерло злобу дня и обнажило суть: то, что с гениальной прозорливостью уловил Славкин. «Нам уже сорок, пора поду­мать, что с нами будет в пятьдесят, в шесть­десят, в семьдесят...» Подумали и решили за них. Милые инфантильные герои «Серсо» оказались фатально не способны распорядиться свалившимся на них наследством — и не потому, что мешала какая-то внешняя сила вроде советской власти, а потому, что они мешали сами себе.

Они могли шутить (до сих пор очень смешно) и играть в разные игры. Но не могли взять на себя ответственность за что-то большое и реальное. Та же трагическая предопределенность  закольцована в ритмах русского рока, и оттого, что шаманы «с черными гитарами» были тогда молоды, энергичны и бесшабашны, чувство «общей беды» только острее.
Комментарии
Прямой эфир