Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Перспектива ввода российских войск на часть территории Украины вызвала к жизни две крайних реакции.

Ура-патриоты приветствуют «русскую ирреденту», надеясь на аннексию «исконных» земель с русскоязычным населением или хотя бы вожделенного Крыма.

Либеральные активисты, напротив, бьют в старинный герценовский колокол, вопя о «русских Судетах», о неминуемом расчленении беззащитной Украины.

Обе крайности (сходящиеся, как водится) я нахожу весьма невежливыми и считаю, что их надлежит отвергнуть.

Россия не нуждается в ирреденте.

Империалистические захваты не сделают ее ни сильнее, ни богаче, ни нравственнее. У нас земли хватает. Есть неосвоенные просторы на востоке, есть множество пустующих деревень в центре страны. Что же до русских за рубежом, то задача и долг России — защищать их права во всех странах, в том числе и в тех, претендовать на земли которых не придет в голову и самому отчаянному патриоту.

 Но если ирредентисты просто не правы в стратегическом смысле, то «судетисты» скандально врут, и сравнение крымской ситуации с судетским случаем не столько убеждает слушателя, сколько изобличает говорящего.

В 1938 году Адольф Гитлер, во-первых, изначально настаивал на аннексии Судет, а во-вторых, вошел в Судеты по международному договору, с полного и явного согласия европейских держав. Эти державы несли ответственность за захват Судет примерно в той же степени, в которой теперь они отвечают за насильственную узурпацию власти в Киеве.

 Россия не оккупирует и не аннексирует.

Россия использует свои силы (в том числе, возможно, военные) для защиты территориальной целостности Украины. Более того, ход событий поставил Россию против ее воли в положение единственного гаранта суверенитета соседней страны. Кто, если не мы? Больше некому.

 Почему так получилось?

 Прежде всего потому, что украинское государство своими руками лишило себя всех рычагов управления — юридических, силовых и финансовых. В Киеве нет легитимного президента, второе за неделю правительство может быть завтра скинуто любым майдановским сотником, Конституционный суд разогнан. Армия за годы незалежности доведена до ничтожества, героический «Беркут» распущен самими «революционерами», милиция трепещет перед бандами, берущими власть на местах.

Наконец, казна пуста, и есть подозрение, что начиная с 20 февраля, когда из аэропорта Жуляны в чужие рубежи потянулся журавлиный клин ВИП-самолетов, увозивших содержимое инкассаторских машин, Украина переживает одно из самых впечатляющих ограблений в истории человечества.

 Но территориальную целостность Украины не может гарантировать и Запад — просто по той причине, что в последние три месяца он занимался прямо противоположными вещами.

В декабре прошлого года западные политики радостно скакали («тому що не москали») на евромайдане, в январе Фюле и Эштон, сменяя друг друга, как просто прекрасный следователь и следователь, прекрасный во всех отношениях, вели неотвязный допрос киевской власти, а в феврале подключились министры иностранных дел Германии, Франции и Польши, посредничество которых больше напоминало принуждение к капитуляции.

Наконец, наплевав на только что подписанное соглашение от 21 февраля, Запад поддержал вооруженный и вовсе не народный переворот, ведь помимо Небесной Сотни павших за идеи майдана, по-видимому, была и Адская Сотня — хорошо подготовленные бойцы, снайперы, которые на одно мгновение появились на исторической сцене, чтобы повалить шатавшуюся власть, и тут же испарились в лучах рассвета.

И что же сделал Запад, добившись бегства законного президента? Он использовал свое влияние для того, чтобы физиономия новой киевской власти хоть немного отличалась от карикатур Кукрыниксов? Он попытался предотвратить спешное принятие законов, оскорбительных для половины населения? Или, может быть, он помог своим подопечным материально?

Нет, ничего этого Запад не сделал. Болтовня про евроинтеграцию, как дудочка крысолова, звучала ровно до тех пор, пока крысы не оказались в воде.

Три месяца Россия демонстративно устранялась от вмешательства, давая западным державам полную свободу рук в Киеве. Теперь, когда Запад суетливо умыл руки, как енот-полоскун (не будем всуе поминать Пилата), Россия вправе рассчитывать на встречное невмешательство.

Не справились — дайте поработать другим.

В отличие от большинства других европейских стран, население которых имеет об Украине чисто умозрительное представление, для России помощь соседу — в большей степени народное, чем государственное, дело. Множество людей в России бросилось переводить деньги своим украинским родственникам, оставшимся без пенсий и зарплат. Жители приграничных областей принимают беженцев с Украины, число которых достигло уже 143 тысяч. Добровольцы едут в Крым, в Донбасс защищать своих братьев от бандитских «поездов дружбы».

Вежливая готовность России к использованию войск — это твердая оферта жителям украинского юго-востока: организуйтесь, проявите свою политическую субъектность, и тогда Россия вас защитит. Российские флаги, взметнувшиеся в первый день марта по всему юго-восточному региону, наглядно показывают, что эта оферта была принята.

Разумеется, наш народ достаточно насиделся в осажденной крепости и не желает ссориться со всем миром. Роль великой державы в лохмотьях никого из нас больше не привлекает. Но новый мировой разлом не случится, если мир правильно поймет, чего Россия добивается на Украине.

А добивается она не мифического «аншлюса», а очищения соседней страны от новой бандеровщины, ликвидации хаоса и абсурда, угрожающего всей Европе. Выбор сейчас таков: либо Украина будет нацистско-олигархической, либо нейтральной и федеративной. Других Украин у нас для вас нет.   

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир