Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Сочетание страсти с наивностью делает первую любовь опасной»

Алекс Петтифер — о том, как пара британцев сыграла чистое голливудское чувство
0
«Сочетание страсти с наивностью делает первую любовь опасной»
Кадр из фильма «Анатомия любви». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приближение 8 Марта всегда знаменуется повышенной концентрацией романтических мелодрам, и «Анатомия любви» (оригинальное название — Endless Love) — не исключение. Фильм снят по мотивам романа Скотта Спенсера «Бесконечная любовь», в главной роли — британец Алекс Петтифер («Я — четвертый», «Супер-Майк», «Дворецкий»). Корреспондент «Известий» встретился с актером после презентации фильма в Лос-Анджелесе.

— По роману Спенсера в 1981 году был снят фильм Франко Дзеффирелли с Брук Шилдс и Мартином Хьюиттом в главных ролях. 

— Да, я его видел. Наш фильм сильно отличается, что неудивительно — за  33 года, которые их разделяют, очень многое изменилось. И эти изменения не могли не затронуть отношение людей к любви и сексу. Но главное, что их роднит, — это история первой любви. Думаю, даже зрители, разочаровавшиеся в жизни, делают исключение для первой любви.

— А вы бы как определили — в чем уникальность этого чувства?

— Первая любовь — очень сильная эмоция. А те, кого она захватила, еще очень юны и неопытны. Сочетание страсти с наивностью делает первую любовь опасной. Поэтому даже счастливчикам, которым повезло со взаимностью, приходится преодолевать препятствия на пути друг к другу.

— Как вы готовились к своему фильму?

— У нас был месяц на подготовку. Я был приятно удивлен — моя партнерша Габриэлла Уайлд оказалось не только умной и красивой, но и талантливой. Впрочем, ее утвердили раньше меня — так что меня подбирали под нее, а не наоборот (смеется). Горжусь, что был выбран и, как вы понимаете, не без ее участия. Мы ведь земляки — еще одна парочка британцев в Голливуде. 

Какие романтические фильмы считаете эталоном?

— Мне запала в душу «История любви» с Эли МакГроу и Райаном О'Нилом. И я большой фанат Ричарда Кертиса —  его «Четыре свадьбы и одни похороны» стали для меня откровением. И, пожалуйста, не судите меня строго за то, что мне нравится его «Дневник Бриджит Джонс» (смеется). Я вообще большой любитель романтики. Фильмы, где на первом плане лирические взаимоотношения людей, мне гораздо интереснее, чем фильмы, посвященные каким-то грандиозным событиям, где люди похожи на марионеток.

«Сочетание страсти с наивностью делает первую любовь опасной»

Многие актеры не скрывают, что уровень их игры во многом зависит от работы коллег по фильму.

— Совершенно согласен с ними. Я, например, давно не видел, чтобы Джулия Робертс так хорошо играла, как в фильме «Август», где ее партнерами были Мэрил Стрип, Юэн МакГрегор и Бенедикт Камбербэтч. Поэтому я совершенно не удивился, когда она получила за свою роль оскаровскую номинацию. Я и на себе испытал воздействие окружения, когда снимался в «Супер Майке» с Чаннингом Татумом и Мэтью Макконахи, а режиссером был Стивен Содерберг. Он мой самый любимый режиссер, и если бы мне снова пришлось раздеться, чтобы сыграть в его фильме, я бы сделал это, не задумываясь (смеется). 

— А кто задавал тон в «Анатомии любви»?

— Думаю, что актеры, которые играли отцов наших с Габриэллой персонажей — Роберт Патрик и Брюс Гринвуд. Они произвели на меня огромное впечатление прежде всего своей безукоризненной рабочей этикой, а также абсолютной естественностью — во все сцены фильма входили так легко, будто это часть их собственной жизни. 

— Кто, кроме Джулии Робертс, был вашим фаворитами оскаровской гонки?

— Мой фаворит — Стив МакКуин, прекрасно сыгравший в фильме «12 лет рабства». У меня от его игры, а также от самого фильма до сих пор мурашки бегают по коже (смеется). 

Как вы стали актером — наверное, с детства подавали надежды?

— С точностью до наоборот. Вкус к актерству я почувствовал, уже выйдя из тинейджерского возраста. В школьных спектаклях меня дальше массовки не пускали. 

Вашему персонажу 18, а вам — 23. Отличается ли ваше отношение к любви?

— Конечно. Возраст и опыт делают нас более прагматичными и циничными. Но я верю в любовь, иначе не стал бы сниматься в этом фильме. Мой отец и брат — настоящие джентльмены, и я пошел по их стопам (смеется).

Любите, девочки. Учитесь, мальчики

Главная черта подобных лент — предсказуемость: идя на них, зрительницы (и их обреченные на полуторачасовой «сироп» спутники) точно знают, что получат. Историю о большой и чистой любви не омрачат настоящие проблемы, а финал будет настолько безоблачным, насколько это возможно.

«Анатомия любви» Шаны Фест  идеально вписывается во все жанровые каноны. Главный герой — 18-летний Дэвид, работающий в автомастерской и влюбленный в 17-летнюю Джейд. Она из богатой семьи, ее отец — кардиохирург, мечтающий, чтобы дочка пошла по его стопам. Джейд вроде бы и не против медицинского образования, но разгоревшийся роман с Дэвидом грозит поставить крест на поступлении в университет, и ее отцу это совсем не нравится. Да и сам Дэвид вызывает у него исключительно негативные эмоции...

В основе фильма — роман Скотта Спенсера «Бесконечная любовь». Прежде он уже был экранизирован, причем самим Франко Дзеффирелли. Дзеффиреллиевскую «Бесконечную любовь» обвиняли в «патоке» и чрезмерном смягчении сюжета. Но на фоне «Анатомии любви» творение итальянца — настоящая драма. В новой экранизации попросту нет момента, когда мы могли бы по-настоящему переживать за героев. Малейшие сюжетные «тучки» лишь на минуту заслоняют безоблачное голубое небо юношеской любви. Да и сами главные персонажи выглядят ангелами во плоти.

Дэвид с друзьями и Джейд проникают в закрытый зоопарк исключительно потому, что Джейд того потребовала; пожар в доме отца девушки возникает вовсе не по его вине (и, более того, он бросается спасать своего недоброжелателя). И даже в университет он не хочет поступать не из-за того, что плохо учился, а просто потому, что решил пойти по стопам своего отца-автомеханика.

Вообще, у сценаристов «Анатомии любви» получился идеальный персонаж: искренний, честный рабочий, который не штаны просиживает в офисе, а чинит машины. Романтика! Хотя и здесь режиссер Шана Фест не удержалась и «навела глянец»: после лежания с гаечным ключом под капотом авиомобиля у Дэвида идеальная прическа и безупречно чистое лицо.

Иногда желание приукрасить Дэвида доходит до смешного: в первую совместную ночь инициативу проявляет именно Джейд, а Дэвид благородно уверяет ее, что может с этим подождать и что ему нужно не ее тело, а ее любовь. Таких моментов в фильме немало.

С другой стороны, понятно, что все это не глупость сценаристов, а желание угодить целевой аудитории — девочкам от 14 до 18. Именно такого мальчика они видят в своих мечтах, так почему бы не вывести его на экран? И пускай красавчику Алексу Петтиферу, воплотившему Дэвида, на самом деле не 18, а 23, да и исполнительница роли Джейд Габриэлла Уайлд на 7 лет старше своего экранного персонажа, это не мешает выглядеть иллюзии правдоподобной. Ровно настолько, чтобы она совпала с романтическими фантазиями старшеклассниц.

Поэтому их ухажеры могут смело вести своих пассий в кино на «Анатомию любви» — в качестве подарка на 8 Марта фильм отлично подойдет. Мальчикам же полтора часа придется потерпеть, но мастер-класс ухаживаний от Дэвида будет совсем нелишним.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...