Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во время проведения Гайдаровского форума, организованном Российской академией народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, и на нем самом в московском экспертном сообществе с неожиданной остротой столкнулись действительно существенные и аргументированные противоположные взгляды на происходящие в экономике страны процессы.

Начать хотя бы с того, что Владимир Мау выразил сомнение в необходимости стремительной деофшоризации экономики, и это было объявлено стратегической задачей на самом верху. По мнению экономиста, это задача сложная и долгоиграющая и от нее не надо ожидать эффектов для роста, поскольку речь о проблеме легализации экономической жизни, а не о повышении темпов роста по сравнению с предыдущим годом.

Два противоположных взгляда на перспективы отечественной экономики представили премьер Дмитрий Медведев и бывший премьер Евгений Примаков.

В определенном смысле, учитывая принципиальную разницу в предлагаемых стратегиях, этот довольно жесткий обмен мнениями был похож на спор Хрущева с Маленковым (речь об известной истории с одновременной публикацией в газете «Правда» и «Известиях» двух докладов — ЦК (Хрущев) и правительства (Маленков), в которых были указаны различные приоритеты развития народного хозяйства. «Правда» (Хрущев) говорила о приоритете тяжелой промышленности и т.п., «Известия» делали упор на опережающем развитии отраслей легкой и пищевой промышленности — одеть и накормить послевоенное население страны). Победил, как известно, Хрущев, хотя, в конце концов, именно проблемы с потреблением умножили на ноль идеологию КПСС, а затем и ее руководящую и направляющую роль.

Существенное отличие нынешней ситуации в том, что сегодня все возможности для поиска разумного компромисса между двумя стратегиями – там, где это возможно и целесообразно — для получения реального результата еще не упущены, хотя, похоже, их пока никто не начинал рассматривать всерьез. Речь не о том, что «губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча», а к тому, что всегда есть области поиска и нахождения оптимальных решений — при наличии политической воли к такой работе.

По мнению действующего премьера, государство должно ограничивать свое влияние в ряде секторов экономики с целью расширения доступа в них новых инвесторов. Поскольку развитие рыночной конкуренции является одним из ключевых факторов экономического роста, Медведев предложил сокращать избыточное присутствие государства и проводить продуманную антимонопольную политику, а также оказывать поддержку малому и среднему предпринимательству.

Противоположная точка зрения была представлена в докладе Евгения Примакова. Начав привычную критику неолибералов, докладчик одновременно сделал существенную оговорку о том, что существует огромная разница между неолиберальной политикой, особенно в экономике, и подлинно либеральными требованиями независимости суда, прекращения вседозволенности чиновничьего аппарата, борьбы с коррупцией, с фальсификацией на выборах, обязательности подчинения закону всех сверху донизу.

Дальше логично предлагалось четко обозначить границу между либеральными идеями и принципами неолибералов, поскольку без противодействия неолиберальной политике возникает угроза серьезных негативных последствий для России. Но проблема в том, что в наших реалиях либеральная политика и либеральная экономика, как две вечные подруги — любовь и разлука, — не ходят одна без другой.

Не будучи либералом в экономическом смысле слова, Евгений Примаков полагает, что народное хозяйство будут вытягивать государственные мегапроекты.

Да, локомотив надежный. Только тут сразу приходят факторы из его же доклада: монополизм и коррупция. Это гигантское воровство, неэффективное расходование средств начиная со стадии проектирования, это липовые тендеры и далее, как обычно. Не бывает больных институтов и здоровой экономики (кроме диктаторских и военных режимов, от чего упаси нас Провидение).

Пока у нас нет госкорпораций, доказавших свою эффективность. Возможно, Евгению Максимовичу они ведомы — нам пока нет.

Еще один аргумент экс-премьера — государство регулирует тарифы госмонополий, а при свободном рынке они бы просто улетели.

Во-первых, никто и не предлагает отменить государственное регулирование экономики как принцип, вопрос в масштабах — это, кстати, одна из основных тем для поиска оптимального компромисса.

А во-вторых, государство так ловко регулирует тарифы монополий, что они всегда увеличиваются больше, чем заявлено официально, под чудесное объяснение либо региональными коэффициентами, либо происками управляющих компаний, либо просто методом голубого глаза.

Монополизм всегда повышает цены и снижает качество — это объективный закон. Медведев за приватизацию, Примаков — против.

Это опять же тема для обсуждения и компромисса. Есть хорошее правило в социологии — отбрасывать крайние значения. Возможно, при таком подходе можно договориться и о приватизации, и о ограничении монополий и госкорпораций, о тарифах и многом другом. Принимая такой пустяк, что конкуренция в экономике так же необходима, как и государственное регулирование. И что уровень коррупции и кумовства — столь же серьезный фактор экономического роста, как и государственные мегапроекты. И без учета данного фактора все эти программы может накрыть головным убором, именуемым в народе панамой.

Так что есть еще с чем разбираться, прежде чем развернуть битву с неолибералами. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир