Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Джеффри Раш: «Я из тех, кто однажды украл книгу»

Оскароносный актер — о фильме «Воровка книг» и продолжении «Пиратов Карибского моря»
0
Джеффри Раш: «Я из тех, кто однажды украл книгу»
Фото: REUTERS/Thomas Peter
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит «Воровка книг», драма режиссера Брайана Персивала («Аббатство Даунтон»). Сюжет картины основан на одноименном бестселлере Маркуса Зусака и повествует о семейной истории, случившейся в Германии 1939 года. С окароносным австралийским актером Джеффри Рашем («Король говорит», «Пираты Карибского моря»), сыгравшим приемного отца главной героини Лизель (Софи Нелисс), после премьеры фильма в Лос-Анджелесе встретилась корреспондент «Известий».

Что вас привлекло в сценарии? 

— После пятой страницы я уверился в том, что это замечательная история, и мне захотелось узнать, как сложится жизнь десятилетней немецкой девочки, у которой умер шестилетний брат, а мать-коммунистку арестовали. 

— Что вы думаете о своей «приемной дочери»?

— Я дал свое согласие в октябре 2012 года, а исполнительницу главной роли Софи Нелисс нашли в декабре. Не так просто найти девочку, которая смогла бы приковать к себе внимание зрителей в течение двух часов. Оказалось, что у Софи экстраординарная связь с камерой. Режиссер Брайан Персивал сказал про нее: «Хорошо, когда у актрисы характер с секретом, — камера любит это». На кинопробах мы видели много хороших девочек  — естественных, с эмоциональным диапазоном, но никто из них не проявил такой пылкости, резвости и высоты духа.

Я с большим удовольствием общался с Софи. В ее персонаже было много грусти, зато в жизни она игривая, веселая и смешливая. Мы с Эмили (Уотсон, сыгравшей жену Ганса. — Известия») следили, чтобы она не уставала, хотя в Германии строго соблюдаются законы по использованию детского труда. Мы репетировали на студии «Бабельсберг», неподалеку от Берлина. Брайан хотел, чтобы придуманная история, действие которой происходило в вымышленном городе, казалась как можно более подлинной. 

 В чем уникальность вашей истории?

— Мы видели много фильмов об этой темной главе в истории Германии, и во многих из них нацисты выглядят стереотипно, как, впрочем, и сами фильмы. А мы попытались показать обычный немецкий городок и то, как его обитатели отреагировали на подъем национал-социалистического движения. Некоторые из них вступили в нацистскую партию, чтобы выжить, хотя и не были согласны с ее идеологией. Зрители наблюдают за ходом сюжета прежде всего глазами детей. 

У вашего персонажа Ганса был прототип?

— Когда мне исполнилось 16 лет, в моей жизни появился отчим. Я передал Гансу некоторые из его качеств — знание политики, эмоции, интеллект. Ганс понимает Лизель и сочувствует ей. Он не учился на психотерапевта, не консультировался на эту тему, но нашел правильный подход к приемной дочери с помощью музыки.

Моя роль не предполагала больших диалогов или монологов, но каждый раз, когда я брал в руки аккордеон, это было как монолог. На съемках у меня был учитель музыки, он помог мне привыкнуть к инструменту, понять, как он дышит. И мне казалось, что дыхание аккордеона созвучно дыханию Ганса.

— Ваш герой выглядит очень естественно, как будто вы сами жили в Германии 1930-х.

— Это в первую очередь заслуга гримера, парикмахера и художника по костюмам. Анна Шеппард, например, создавала костюмы к таким фильмам о Второй мировой, как «Список Шиндлера» и «Бесславные ублюдки».

— Всклокоченная шевелюра вашего героя — находка стилистов?

— Это мне так хотелось. Прическа — мозг персонажа. Например, прическа капитана Барбоссы в «Пиратах Карибского моря» отражает его тщеславие, высокомерие, склонность к помпезности. Что касается Ганса, то я просмотрел множество фотографий обычных людей, живших в провинциальных городах того времени. Они явно не были похожи на тех, кто тратит деньги в парикмахерских. И еще. Тогда у военных были стриженые головы, а мне хотелось, чтобы шевелюра Ганса отражала его богемный дух.

— Как я понимаю, у вас есть немецкие корни.

— Да, со стороны матери — прадедушка и прабабушка. Они были одними из первых немцев, переселившихся в Австралию. Связь с родиной предков я поначалу ощутил гастрономически — бабушка делала очень вкусную квашеную капусту, и пекла с ней такие душистые пироги, что запах можно было учуять за километр от дома (смеется). Она еще делала маринованный лук, я не ел лука вкуснее этого.

— Вы испытываете ностальгию по прошлому или ждете перемен?

— Когда я оглядываюсь назад, то кажется, что прежде все было  намного лучше. Вы хотите поговорить со мной об этом? (смеется). Моему сыну 18, а дочери скоро исполнится 21, их детство казалось долгим и прекрасным. А с тех пор, как они стали подростками и до сегодняшнего дня время пролетело, как одно мгновение. Недавно я был в Торонто, в комнате отеля был встроенный в стекло экран, на нем показывали ток-шоу. И я подумал, что именно так мы и представляли XXI век.

Вы один из тех, кто предпочитает бумажные книги электронным.

— Да, я не скачиваю книги, чтобы их потом читать на планшете: мне нравится видеть, сколько страниц осталось до конца, и если книга мне не по душе, я не буду ее дочитывать. Но я очень здраво отношусь к технологии. У меня сейчас есть два  iPhone, и я чувствую себя как наркоторговец (смеется). Я постоянно проверяю почту на мобильнике, а дома у меня есть планшет и большой компьютер на рабочем столе. И недавно я прочел сценарий на компьютере, хотя обычно предпочитаю распечатанный вариант.

Вы пользуетесь Facebook или Twitter?

— Я горжусь тем, что не пользуюсь социальными сетями. В Мельбурне я часто езжу на поезде, где распространяют три бесплатные газеты. И я слышал от пассажиров, что главные новости в Twitter мало чем отличаются от новостей в этих газетах. 

— В фильме «Воровка книг» героиня крадет книги. Это с вами случалось?

— Я принадлежу к поколению Эбби Хоффмана, который написал: «Сопри эту книгу!». Это повествование о том, как выжить в условиях мира потребления. В нем есть рецепты сопротивления буржуазным порядкам, начиная с воровства в магазинах. Однажды и я украл библиотечную книгу. Я всегда любил музыкальный театр, а это была сказочная книга Коула Портера, автора I've Got You Under My Skin.

Я подумал, что мне очень нужна эта книга, но я не мог ее купить — она стоила $25. Сегодня она бы стоила долларов сто. Так что да, я из тех, кто однажды украл книгу.

— Вас могут оштрафовать, но вы, вероятно, сможете заплатить с гонорара новых «Пиратов Карибского моря».

— Да, и насколько мне известно, хотя я еще не читал сценарий, в фильме «Мертвецы не рассказывают сказки» мой капитан Барбосса займет довольно-таки большое место. Я надеюсь, что в сценарии окажется великолепная девушка, которую полюбит Джек Воробей. Но она предпочтет ему пожилого мужчину (смеется).

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...