Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Волгоград вернулась боль

Боевики вновь использовали в качестве смертоносного оружия против мирных граждан террористку-смертницу
0
В Волгоград вернулась боль
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Волгоградцы старались забыть события октября — когда после теракта в рейсовом автобусе при самоподрыве шахидки-смертницы Наиды Асияловой погибли семь человек, около 50 получили ранения. Но вот новый теракт — шахидка-смертница взорвалась около пункта проверки пассажиров на городском железнодорожном вокзале, когда увидела, что к ней бежит полицейский. Результат взрыва — 16 погибших, еще 40 человек ранены.

Взрыв на железнодорожном вокзале Волгограда (станция Волгоград-1) прогремел примерно в 12.40. По предварительным данным, адская машинка сработала в тамбуре между центральным входом и турникетом в зоне досмотра пассажиров. 

По предварительным данным, шахидка-смертница подошла к входу, однако увидела, что всех пассажиров и посетителей вокзала там проверяет полиция. Поняв, что пройти на территорию вокзала не получится, она привела в действие взрывчатку. Как выяснилось позже, один из полицейских — Михаил Маков, пытался предотвратить подрыв смертницы. Он заметил около турникета девушку, которая вела себя подозрительно. Когда она резко бросилась вперед, чтобы пройти на вокзал, он шагнул ей навстречу. Он сам погиб в момент взрыва, еще трое коллег Макова были тяжело ранены. В спецслужбах также не исключают, что подельники террористки привели в действие адскую машинку по радиоканалу. 

— Взрыв произошел примерно в 12.40, но причина непонятна, — рассказывает очевидица взрыва Елена. — Взорвалось что-то у турникетов, где стоит охрана и проверяет всех, кто входит в здание вокзала. Я видела, как люди лежали на лестнице, ведущей в здание. Дым был виден в течение нескольких минут, он валил сверху, с крыши. Всех с вокзала эвакуировали, сейчас всё оцеплено, много карет скорой помощи. 

Вскоре после взрыва полицейские оцепили здание вокзала, внутри здания начали работать саперы. Спецслужбы не исключали того, что на вокзале могут быть заложены другие бомбы. Однако служебные собаки не показали наличие взрывчатки. 

Следственный комитет возбудил уголовное дело по пяти статьям.

— По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство двух и более лиц»), ч. 2 ст. 167 УК РФ («Умышленные уничтожение или повреждение имущества»), ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение и перевозка взрывчатых веществ»), ч. 1 ст. 223 УК РФ («Незаконное изготовление оружия»), ст. 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»), — рассказали «Известиям» в СКР.

Похожий по сценарию взрыв произошел 5 июля 2003 года на Тушинском аэродроме в Москве, на рок-фестивале «Крылья». Две террористки-смертницы — Зулихан Элихаджиева и Зинаида Алиева попытались пройти на фестиваль. Однако охрана не пустила на аэродром двух подозрительных женщин, после чего те взорвали на себе пояса шахида. Первый взрыв прогремел у входа на Тушинский аэродром, второй — у входа на вещевой рынок «Тушино». По официальной версии, они собирались проникнуть на фестиваль и взорвать себя в толпе. Тогда жертв было бы неизмеримо больше. На месте погибли 20 человек, около 60 оказались ранены, их доставили в больницы Москвы. Еще четверо раненых впоследствии скончались от полученных при взрыве ранений. 

По предварительным данным, теракт на железнодорожном вокзале в Волгограде устроила 26-летняя уроженка Тюменской области Оксана Асланова. В последние годы она успела дважды побывать замужем за лидерами северокавказских боевиков, поэтому еще осенью 2013 года спецслужбы внесли ее в черный список как потенциальную террористку. С ноября она числилась в федеральном розыске, однако найти и задержать ее спецслужбы не успели.

Спецслужбы также выяснили, что у Аслановой были двое сопровождающих - мужчина и женщина. Первый принес на вокзал рюкзак, однако пока неизвестно, находилась ли в нем взрывчатка. Следствию известная и его фамилия - это некий Павлов. По предварительным данным, фамилия предполагаемой пособницы - Микулина. 

По сведениям спецслужб, первым мужем Аслановой, предположительно, был известный полевой командир и амир «вилаята Дагестан» Исрапил Валиджанов. Весной 2011 года он был уничтожен силовиками во время спецоперации. В марте 2012 года и сама Асланова ушла «в лес». 

О 43-летнем Валиджанове известно, что он уроженец села Санчи Кайтагского района республики Дагестан. Валиджанов был участником первой и второй чеченских кампаний. Его подозревают в многочисленных убийствах и покушениях на силовиков. По оперативной информации ФСБ, Валиджанов был одним из главарей дагестанских боевиков, на этом «посту» он оказался после убийства прежнего лидера бандподполья Магомедали Вагабова.

Напомним, что еще летом 2013 года лидер северокавказких боевиков Доку Умаров объявил об отмене моратория на теракты на территории России. В июле этого года на видеохостинге YouTube  появилось обращение лидера «имарата Кавказ» Доку Умарова, где он обещал новые теракты. Суть заявления Умарова сводилась к тому, что Россия якобы ошибочно восприняла решение моджахедов заморозить «боевые операций» как «проявление слабости». Он подчеркнул, что будет и далее устраивать ответные акции на территории России. 

Эксперты считают теракт на железнодорожном вокзале Волгограда провалом в работе российских спецслужб. Чтобы исправить ситуацию, они предлагают разные меры: в срочном порядке наладить агентурную работу, заняться неконтролируемой миграцией, взять под особый контроль женщин, недавно принявших ислам как основную религию и даже вернуть на службу ветеранов спецслужб. 

— После нового теракта в Волгограде встает вопрос о профессионализме спецслужб. По всей видимости, те службы, которые обеспечивают безопасность в Волгограде, не смогли сделать должных выводов из недавнего теракта в автобусе, — рассказал «Известиям» президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров. — Скорее всего, они не имеют реальную агентурную сеть, чтобы получать определенную информацию, знать, что происходит. 

По мнению экспертов, террористическое подполье изменило в России тактику и на это необходимо в срочном порядке реагировать. 

— Практика показывает, что террористические группировки имеют по всей России мини-отряды по 5–6 человек, которые уже действуют самостоятельно и никому не подчиняются. Также террористы-одиночки, которые вообще ни от кого не зависят, — пояснил Гончаров. — Если в такой ситуации не сделать выводов, то возникает справедливый вопрос, сможем ли мы тогда обеспечить антитеррористическую безопасность уже на равнинной России, не говоря уже о Северо-Кавказском округе. 

С ним согласен и зампред комитета Госдумы по транспорту Михаил Брячак.  

— На обеспечение транспортной безопасности из бюджета тратятся огромные средства, поэтому мы имеем полное право спросить с правоохранительных органов, как они выполняют свои обязанности. У них есть силы и средства, и штатное расписание. И за те деньги, которые выделялись, необходимо максимально четко работать, — заявил Михаил Брячак.

Он считает, что невозможно обеспечить антитеррористическую защищенность только техническими мерами. 

— Можно, например, по образцу израильского опыта пригласить психологов, которые бы по камерам видеонаблюдения дистанционно отслеживали обстановку на вокзалах и в людных местах: специалист сразу увидит, что кто-то из людей нервничает, суетится и, возможно, представляет угрозу, — пояснил «Известиям» Брячак.  

По его мнению, подобные технологии не потребуют серьезных затрат, потому что ничего дополнительно создавать не придется. 

Эксперты говорят, что, помимо развития агентурной работы, спецслужбам необходимо заняться миграционным вопросом. 

— Неконтролируемые миграционные потоки создают предпосылки для террористических и криминальных угроз. Не секрет, что именно из числа мигрантов экстремистские и криминальные группировки вербуют в свои ряды новых членов, — президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров. — Необходимо проведение жесткой миграционной политики для уменьшения притока нелегальных мигрантов и работа на предупреждение терактов. 

По мнению Гончарова, проблема заключается и в уровне подготовки сотрудников спецслужб, поэтому он даже предлагает призвать на помощь ушедших в отставку профессионалов.  

— На сегодняшний день у нас кадрового состава не хватает, и их квалификация оставляет желать лучшего, — считает Сергей Гончаров. — Во многих отделах ФСБ работают молодые сотрудники, которым не всегда хватает опыта. Поэтому надо подумать о том, чтобы возвращать ветеранов спецслужб, которые еще способны встать в строй и быть полезными в сфере обеспечения госбезопасности. 

Другой бывший альфавец Игорь Баринов также считает, что в первую очередь необходимо воссоздать на Северном Кавказе разрушенную агентурную сеть. 

— Мы потеряли всю агентуру на Северном Кавказе. Потом стали экономить на всем, на чем только можно. А на агентуре экономить нельзя! — рассказал Баринов. — Если говорить о моем опыте работы (Баринов командовал с 1993 по 2003 год региональным подразделением «Альфы», принимавшем участие в контртеррористической операции в Чечне. — «Известия»), то зачастую деньги, предназначавшиеся на оперативную работу, уходили совсем на другие цели. И я могу сказать, что, к примеру, нашему отделу часто приходилось содержать информаторов за свой счет, когда мы платили им зарплату из командировочных.

Президент Национального антикриминального и антитеррористического фонда Александр Гуров считает, что необходимо срочно вернуться к идее возрождения некоторых подразделений МВД и дать силовикам больше полномочий. 

— Раньше в систему МВД были, например, подразделения по борьбе с организованной преступностью и терроризмом, но их разогнали, поэтому и бороться с криминалом стало некому, — пояснил «Известиям» Гуров. — Я сожалею, что на вокзале погиб парень-полицейский. Если бы у нашей полиции было больше полномочий, то этого бы не произошло. В США, например, полицейскому даны все полномочия, поэтому они ради безопасности регулярно достают служебное оружие и ежегодно убивают по 60 человек, среди которых есть и виновные и невиновные. Наш полицейский боится лишний раз применить оружие, поэтому сам идет к террористу, чтобы его проверить. 

По мнению известного психолога-криминалиста Михаила Виноградова, необходимо взять под особый контроль всех женщин, которые недавно приняли ислам. 

— Женщины, которые недавно приняли ислам в качестве основной религии, а также родственницы погибших боевиков автоматически попадают в зону риска, и за ними нужно установить жесткий контроль со стороны спецслужб, — говорит Михаил Виноградов. — Боевики особенно любят русских девушек, потому что они становятся абсолютно беззащитными — она попадает в чужую социальную среду, не знает социально-этических норм этого народа, ее проще запугать и зомбировать.

Комментарии
Прямой эфир