Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сюжет с рекламным чемоданом, вызвавший весьма живое обсуждение в Сети и за ее пределами, может оцениваться как с этической и эстетической, так и с практической точки зрения. Богатство порождаемых аллюзий также с печалью отставим — это совсем отдельная тема. Начать стоит со старого анекдота, вернее с его ставшего классическим финала: «ну никак не ужас-ужас-ужас». С эстетической точки зрения багажное сооружение у Кремлевской стены, разумеется, никак ее не украшает. Так ведь и установку этим летом караван-сарая между залом Чайковского и памятником Маяковскому трудно назвать удачным архитектурно-планировочным решением (коммерческую тему как совсем отдельную оставим пока за скобками). Вообще-то, что сделано со старой Москвой, например в любимом Замоскворечье, куда более трагично и невозвратно. Так что не ужас.

Если говорить об этике, то вообще-то стоит договориться о допустимых границах. Почему рок-концерт уместно, а рекламный объект — нет? Видимо, в современном мире пора как-то переосмысливать границы сакрального, разумеется, не забывая об этике и том, что в прежние, не такие успешные нефтяные времена называлось приличиями. Эта штука никак не может быть установлена регламентом сверху — что бы про это ни думали сегодняшние борцы за нравственность. Это непрерывные культурные традиции, системное образование, и много еще что, в основном не решаемое за счет дополнительного финансирования. Система табу определяется уровнем цивилизационного развития государства, состоянием института этики и культурным уровнем населения. И здесь результаты не очень обнадеживают: институты этики и морали находятся сегодня либо в глубоком подполье, либо в состоянии комы той же глубины.

Теперь о практической стороне. Администрация президента заявила, что не давала разрешения на установку. Можно поиграть в конспирологию о том, как некоторые влиятельные силы добились разрешения, а потом, учитывая широкий отрицательный резонанс, пришлось отказаться и т.п. И кто же тот могущественный человек, который один только и мог, — ну и дальше всё до скуки очевидно. А могло быть все гораздо проще. Вовсе не факт, что на размещение объектов на Красной площади требуется разрешение АП. Другое дело — ФСО. И в получении подобного разрешения нет ничего необычайного, тем более что акция была заявлена как благотворительная. Здесь ведь, повторимся, и рок-концерты проводят, и каток заливают, а когда-то даже показательные футбольные матчи проводили. А в старину тут вообще гуляли нешуточно. Да, прецедента расположения рекламного объекта на Красной площади еще не было. Но всё бывает когда-то в первый раз. Например — когда-то появилась первая несоветская реклама, непривычный Сбербанк или загадочный «Тракторэкспорт» (для каких клиентов он вообще вывешивался в отсутствие частной собственности), а «Макдоналдс». А потом открылось и первое в стране само это заведение.

Это вовсе не призыв завесить территорию возле Кремля разнообразной рекламой или еще какой-то малопригодной атрибутикой. История с чемоданом говорит о некоторой проблеме, решать которую не получится ни с помощью этических норм или наших представлений о прекрасном, ни тем более общественным резонансом — этот путь сегодня вообще, увы, не функционирует. Видимо, стоит поговорить о специальном регламенте, который бы регулировал размещение рекламных, сервисных и инфраструктурных объектов рядом с наиболее значимыми культурно-историческими сооружениями и памятными местами. Да, администрирования в современной России с критическим избытком, это всем известно и тут не о чем спорить. Но есть вещи, которые требуют установленных правил, например СНиПы (строительные нормы и правила) могут решить любые споры о прекрасном и ограничить креативные фантазии.

Регламент — это не ведь не только о том, что запретить, но и о том, что возможно и допустимо. Если, например, утвержденный регламент разрешает рекламу на Красной площади (по согласованию со службой охраны и городскими властями), то АП не будет никакой необходимости выступать с объяснениями, которые порождают больше сомнений, чем вносят ясность. И никакая коммерческая привлекательность не позволит, скажем, изуродовать историческую Триумфальную площадь (она же площадь Маяковского) пунктами кочевого питания — если подобное будет регламентом не разрешено. Не будучи романтиками, мы понимаем, что правилам трудно устоять против напористого Джорджа Вашингтона, но в определенной степени усложнить процедуру украшения и без того архитектурно переимперенной столицы они помогут.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир