Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гардемарин снял «Мушкетеров»

В экранизации романа Дюма почти все герои подозрительно бодры и веселы
0
Гардемарин снял «Мушкетеров»
Кадр из фильма «Три мушкетера». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Про мушкетеров снимали кино французы, англичане и американцы, но, кажется, нигде незабвенный роман Александра Дюма про четырех друзей не почитают так, как в России. Новое прочтение классики создано для тех, кто уверен, что самый лучший Шерлок Холмс в мире — Василий Ливанов, а единственный «правильный» д’Артаньян, разумеется, Михаил Боярский.

Гардемаринская интерпретация не выпадает из заданного культурного контекста — всё точно так, как если бы фильм Жигунова вышел 30 лет назад. Никакой отсебятины: по потолкам не бегают, Париж с дирижаблей не бомбят. Только бережная адаптация: шляпы отечественные «французы» носят по-пацански набекрень и при случае с радостью переходят с французского на нижегородский.

Энергия в новой экранизации бьет через край — все как-то подозрительно бодры и веселы. То ли имя Дюма вызвало такой подъем искреннего энтузиазма, то ли дело в сумасшедшем ритме: полнометражную версию Жигунов «клеил» из 10-серийного фильма, а это, прямо скажем, работа для большого виртуоза.

Выразительный мужской квартет во главе с новым д’Артаньяном, выходцем из лаборатории Кирилла Серебренникова Риналем Мухаметовым, собран с большой любовью и знанием дела. И мушкетеры отвечают режиссеру взаимностью: актеры с нескрываемым удовольствием отдаются стихии капустника.

Мухаметов, несмотря на довольно глупую роль, невероятно обаятелен в роли чересчур восторженного юноши, а колоритный Атос (Юрий Чурсин) умудряется сохранить спасительную искру самоиронии даже в самых суровых сценах.

На втором плане мнется парочка Арамис и Портос (Павел Баршак и Алексей Макаров), чьи роли, видимо, пали жертвой монтажа. Им вторит Филипп Янковский, придумавший себе эдакого короля-маньяка — не угадаешь, когда монетой одарит, а когда ножичком пырнет. И как-то сразу становится понятно, отчего так нервничает Мария Миронова (Анна Австрийская), заподозренная мужем в измене.

Заметно хуже отношения с капустниками у герцога Бекингема (Константин Лавроненко) — героя он играет трагического. Уже по тому, как сидит на Бекингеме парик, понятно: Лавроненко в детстве романом Дюма не бредил.

Компьютерные бабочки, экзотичные па Марлезонского балета на трех квадратных метрах, по-детски наивные мизансцены — в «Трех мушкетерах» чувствуется старая школа советского приключенческого фильма и нерастраченная фантазия советского пионера.

Временами даже кажется, что добавь Жигунов чуть-чуть маскараду — и «Мушкетеры» взорвут аудиторию, заставят вспомнить советское детство и Боярского с «гардемаринами».

Но этого самого «чуть-чуть», что отделяет обычный мусор от трэша, режиссеру новой экранизации как раз и не хватает — по части художественного экстремизма Жигунов вчистую проигрывает Юнгвальду-Хилькевичу. К тому же детство далеко не у всех нынешних зрителей «Мушкетеров» было советским, а кто такие «гардемарины», многим, увы, и вовсе неизвестно.

Комментарии
Прямой эфир