Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хабенский пережил кризис среднего возраста в предгорьях Урала

В фильме «Географ глобус пропил» символом жизни становится река Кама
0
Хабенский пережил кризис среднего возраста в предгорьях Урала
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Человек, оставшийся без работы, становится учителем — мало ему самому известного предмета под названием география, много пьет, переживает разлад с женой, воюет с нерадивыми учениками, ведет их в поход, вопреки всему завоевывает авторитет, а потом вновь остается без работы, но с умиротворением внутри.

Александр Велединский, экранизировавший «Географ глобус пропил», сохранил фабулу романа Алексея Иванова фактически полностью, но перенес действие из 1990-х в наши дни и изменил возраст героя. Виктору Служкину столько же лет, сколько играющему его Константину Хабенскому, а в книге было под тридцать. Но Велединский снимает фильм про взрослых людей, с их взрослыми проблемами и зрелыми представлениями о жизни.

К началу проката спродюсированный Валерием Тодоровским «Географ...» пришел увенчанным фестивальными лаврами, волоча за собой длинный шлейф критических статей. Кинематографического Виктора Служкина уже сочли «лишним человеком» — не столько, правда, пушкинской, сколько советской эпохи: поставили в ряд с героями «Полетов во сне и наяву» и «Утиной охоты».

В этом есть своя логика — персонаж, сыгранный Олегом Янковским в «Полетах...», был абсолютнейшим порождением эпохи застоя, то есть той исторической ситуации, которую теперь принято называть «стабильностью».

Но фильм Велединского не столько про время, сколько про человека, существующего вопреки обстоятельствам.

Сам Служкин не ощущает себя «лишним», и в его жизни нет маеты. Сложные отношения с женой, влюбленность в ученицу, проблемы с работой, социальная неустроенность не мешают ему быть тем, кем он сам хотел бы стать — современным «святым»: бесконечно грешным и в то же время праведным человеком.

Грань между грехом и праведностью пролегает здесь не «по библии», и уж тем более не в соответствии с представлениями современного общества о морали и нравственности. Служкин может много пить, резаться с учениками в карты, заниматься рукоприкладством, «через не хочу» переспать с приятельницей жены и чуть не забыть забрать дочку из детского садика.

Но он никогда не ущемит ничьей свободы и не будет из собственных эгоистических побуждений мешать чужому счастью. В отличие от лузеров, безоглядно рвущихся только вперед, он умеет уступать, но всегда из любой ситуации внутренне выходит победителем.

Одна из лучших ролей Хабенского, за которую он получил главный приз «Кинотавра», стала очень важной не только для актера, но и для всего современного российского кинематографа: не сильно богатый на интересные характеры, в лице Служкина он приобрел явление уникальное.

В фильмах Велединского любое, даже самое выдающееся соло всегда становится частью очень качественного ансамбля. И «Географ» в этом смысле — образцово-показательное кино. Жена в исполнении Елены Лядовой, ближайший друг — Александр Робак, подруга дома — Анна Уколова, учительница немецкого — Евгения Брик, воспитательница детсада — Евгения Крегже, завуч — Агриппина Стеклова, мелькнувший в единственном эпизоде «мент в штатском» — Максим Лагашкин, наконец, компания пермских учеников-десятиклассников — все вместе они дают ощущение не просто очень талантливых актеров, счастливо собранных под одной крышей, но идеально сыгравшейся команды.

В фильме есть и еще один герой: Кама. Большая река посередине континента важнее города, который на ней стоит (Пермь, «столицу современного искусства», здесь упоминают лишь вскользь). Река для героя — символ не столько родины, сколько самой жизни. И произнесенный Хабенским монолог Служкина про Каму Алексей Иванов дописывал специально по просьбе Велединского.

Кстати, говорят, что автору романа фильм очень понравился. Чуть ли не больше книги, которую он сам написал.  

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир