Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Следственный комитет, как сообщают СМИ, разработал законопроект для борьбы с налоговой оптимизацией. Речь идет о вполне стандартных на сегодня процедурах минимизации налогов без нарушения действующего законодательства и о выводе средств в офшоры. Предлагается, в частности, ввести в Налоговый кодекс понятия «мнимых» и «притворных» хозяйственных операций. Это пока проект, поэтому окончательной редакции нет, но некоторые общие соображения новость позволяет высказать.

Законодательные инициативы силовых ведомств в гражданской сфере, как правило, обладают тем недостатком, что предусматривают не столько регулирующие, сколько исключительно дополнительные карательные меры, что для экономики (и не только для нее) не всегда полезно. Как сказано у Козьмы Пруткова «специалист подобен флюсу: он всегда односторонен». В результате часто лечение оказывается хуже болезни.

Во многих подобных инициативах есть общий недостаток: предлагается — часто вполне разумно — изменить какой-то элемент или узел системы, при том, что остальные продолжают функционировать по-прежнему. То есть вся система функционирования бизнеса в России со всеми административными оброками, давлением контролирующих органов, скачкообразным ростом тарифов, монопольной политикой со сворачиванием равной конкурентной среды — это всё остается, а меняется только один элемент, связанный с либерализацией налоговой нагрузки. Вернее, с ее делиберализацией. В результате действующие схемы работы бизнеса, напомним, не нарушающие действующего закона (о незаконных речи нет) — хорошо они или плохи, но они вызваны реальными условиями функционирования рынка, — будут нарушены.

Поясним сразу: то, что налоги платить необходимо, — вообще не предмет для обсуждения, государства без налогов не бывает. Другое дело, насколько подходит действующая налоговая система состоянию и приоритетам в экономике и практике хозяйственных отношений на текущем этапе. Но уплата налогов в полном объеме в соответствии с действующим законодательством, повторимся, вообще не предмет для дискуссии. Но вот законные (или не противоречащие закону) действия по минимизации налогов — это совсем не российская находка, так действуют во всем мире. Это Маркс, нравится нам или нет, капитал стремится к максимальной прибыли, в том числе и за счет минимизации затрат, к каковым относятся и налоги. Пока за полтора века опровергнуть выводы немецкого специалиста не получилось. Поэтому «закрытие лазеек», не нарушающих закон, всегда полезно просчитать с точки зрения последствий для бизнеса, особенно для малого и среднего, поскольку крупный с налоговыми схемами давно оптимизировался. Учитывая и без того критическую ситуацию с малым средним сектором экономики, куда своевременнее было бы говорить о реальной системе мер по их стимулированию и поддержке, а не о закрытии — для кого-то лазеек, а для кого-то — единственных окошек. Безусловно, это никак не отменяет необходимости соблюдения действующего законодательства. Речь о выстраивании приоритетов в его корректировке.

Немного другая история с офшорами — кто-то с этим борется, кто-то продолжает прекрасно пользоваться, но для российских клиентов есть еще одно дополнительное обстоятельство: они выводят капиталы не только для сокращения налоговых затрат, но и для обеспечения безопасности активов, средств и проводимых внешних операций. Это как раз к тому, что, борясь с выводом средств, стоит одновременно повысить безопасность собственности внутри территории, с которой эти средства выводятся. Растут риски — ну Маркс же, не поспоришь — капитал перетекает в менее рисковые зоны. Уходит он, разумеется, не только в офшоры, но и просто в разнообразные внешние активы. Это совсем не здорово для национальной экономики, но «закрытие лазеек» никак не может заменить создание привлекательных условий для внутренних инвестиций. В этом и разница между силовыми и экономическими методами, и, стоит это повторить, — первые никак не могут заменить вторых. Это опять же вопрос приоритетов — необходимость повысить собираемость налогов никак не отменяет важности условий для развития и функционирования бизнеса, инвестиционной привлекательности внутреннего рынка.

Что касается введения в Налоговый кодекс понятия «мнимых» и «притворных» хозяйственных операций. Тут, как обычно, все зависит от того, насколько внятно будут прописаны критерии, а самое главное — кто их будет трактовать. В действующей практике это неизбежно повысит коррупционные риски, а также селективность правоприменения новой новеллы. Возможны — при размытости критериев — и некоторые противоречия с презумпцией невиновности: хозяйствующий субъект будет считать сделку нормальной и непритворной, а контролирующий орган решит что это не так. Ну и остаются риски действия обратной силы, признание когда-то совершенной сделки мнимой. Как в том старом анекдоте: то, что бабушка еврейка, — да какая разница. А вот то, что дедушка пират, — вот это плохо.

Всегда полезно, чтобы объем контроля не превышал объем бизнеса. Это уже не анекдот, это пожелание. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир