Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Киеве рассказали о ведении «креативной войны» против России
Мир
Союзные силы при поддержке артиллерии и авиации ведут бои против ВСУ в Соледаре
Мир
СМИ обвинили Киев в неисполнении обязательств из-за срыва транзита по «Дружбе»
Мир
В ЕС не поддерживают идею прекратить выдачу виз россиянам
Мир
В конгрессе США призвали объявить импичмент Байдену
Мир
Экс-президент Чехии заявил о замалчивании Западом неудобных тезисов об Украине
Мир
Пелоси не пожалела о своем визите на Тайвань
Мир
МО РФ сообщило о сокращении числа наемников на Украине на 549 человек
Политика
Захарова назвала чушью идею премьер-министра Эстонии запретить россиянам въезд в ЕС
Экономика
«Укртранснафта» остановила прокачку нефти из РФ по «Дружбе» в сторону Венгрии
Мир
Китайский дипломат предупредила США о последствиях конфликта с РФ и КНР
Экономика
Глава регулятора ФРГ призвал страны ЕС экономить газ для стабилизации цен

«Единой России» нужно искать лидера и менять название»

Политолог Николай Злобин оценил перспективы партии власти без Владимира Путина
0
«Единой России» нужно искать лидера и менять название»
Николай Злобин. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Динар Шакиров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент Центра глобальных интересов (США) Николай Злобин, наблюдавший за съездом «Единой России», поделился с корреспондентом «Известий» Натальей Башлыковой мнением, есть ли будущее у партии власти и кто сегодня может быть ее конкурентом.  

— Как вы оцениваете итоги съезда «Единой России»?

— На мой взгляд, произошло небольшое чудо. Год назад я бы за «Единую Россию» гроша ломаного не дал. Как они за год сильно выправились, мне немножко удивительно. Думаю, это связано с тем, что они уделили внимание содержательному ребрендингу партии: отказались от фетишизации самого бренда «Единой России» и сделали ставку на качество людей, которые пошли на выборы. Это нормальный западный подход, когда партия продвигает не своих людей, а ищет в обществе перспективных, авторитетных, эффективных лидеров и помогает им избираться. Это, мне кажется, серьезный перелом в идеологии «Единой России», которая отказалась от тупого административного ресурса и, видимо, за счет этого показала на этих выборах такой хороший для нее результат.

— Есть ли ошибки?

— Думаю, партии надо менять название, потому что надо каким-то образом уходить от имиджа «партии жуликов и воров». Мне кажется, Путин дал хороший намек: «народная партия». Каким-то образом слово «народная» может звучать. Будет, конечно, противоречие с «Общероссийским народным фронтом» (ОНФ), но бренд «Единой России», как мне кажется, отработан. Политическая сила есть, качество людей есть, но сам бренд надо менять. Кроме того, по этому съезду видно, что сохранились такие капээсэсные настроения: голосование списком и голосование за всё единогласно. Это, может, и правильно, но с точки зрения спасения партии нужна жесткая внутрипартийная конкуренция, которая бы отбрасывала людей несимпатичных, неизбираемых.

— «Единой России» удастся сохранить доминирующее положение в нынешней конфигурации политсистемы?

— Сложно сказать. Думаю, что главным конкурентом в борьбе за качество людей для единороссов будет ОНФ, и как они будут делить с этой организацией территорию, большой вопрос, потому что важно не только поделить избирателя, но и не потерять его. Люди, которые склонны поддерживать Путина, конечно, более склонны будут поддерживать ОНФ. Это для «Единой России» будет большая проблема.

— То есть вы считаете, что Путин все-таки дистанцируется от партии?

— Да, думаю. Об этом говорят слова Путина о том, что «Единая Россия» становится народной партией, прозвучавшие в первый день съезда. Мне показалось, что он попытался сгладить это дистанцирование. Конечно, он видит свою базу не в «Единой России», а в ОНФ. «Единая Россия» — это все-таки больше площадка Медведева, и пока, как выяснилось, он вполне, как показал этот год, справляется, хотя многие в это не верили… Хорошо, что он в партии не доминирует, и в этом смысле партии надо спасаться.

— А кто сейчас для партии авторитет? 

— Думаю, что не Медведев. Вообще задача любой партии — найти авторитет в обществе и попытаться его втянуть в свою партию, а не выдвигать его из себя, особенно это важно на местных выборах. Найти молодого, эффективного менеджера, помочь ему выиграть выборы, тогда он укрепит позиции партии.

— Нестабильность в экономике всё чаще подталкивает к разговорам об отставке правительства, вы это допускаете?

— Нет, я не верю в это, думаю, что у Медведева очень стабильные позиции. Понимаете, в политике есть один главный вопрос всегда: какая проблема решается тем или иным действием? Так вот, никакая проблема отставкой Медведева не решается, наоборот, создается. Сейчас правительство по большому счету учитывая ситуацию, справляется неплохо, особенно экономический блок. Я, конечно, могу ошибаться — это Византия, но с логической и политической точки зрения никаких причин для отставки нет.

— Все-таки партийная реформа создала стабильность политической системы?

— Думаю, нет. Вообще политическая система не должна быть стабильной, наоборот, она должна быть динамичной. Особенно в России, которая находится в переходном периоде, где эта система переходная, что будет через год-два, мы не знаем. Это не Америка, не западная Европа, где реформы привели к стабильности. Здесь реформы должны привести к динамике, потому что год или два назад политическая система умирала, а динамика сейчас есть. Можно даже сказать так: должна быть стабильная динамика.

Что касается реформы, то я считаю, что как таковые классические партии уходят в прошлое, а будущее — за неформализованными общественно-политическими движениями вроде сил, которые пошли за Навальным. Да, и западные партии все больше напоминают не классические ленинские партии, а такие движения, которые мобилизируются только под выборы. В этом, как мне кажется, будущее.

— Навальный сделал ошибку, заявив, что возглавит партию?

— Конечно, это ошибка. Я не говорю, что партии завтра исчезнут, но тренд в ближайшее время будет направлен на снижение их роли. А партии, они ущербны в современных условиях тем, что с юридической точки зрения их легко прищемить, если надо, что с движениями практически невозможно. А главное, что современный человек настолько многогранен, что его вписать в одну партию очень сложно. Мне кажется, создавая свою партию, Навальный может ограничить своего избирателя еще больше, чем сейчас.

— А вообще, если говорить о российской оппозиции, после этих выборов  она чувствует себя побитой?

— Однозначно, системная оппозиция сегодня в кризисе, потому что она была оппозицией партий-брендов, а не качества людей. Если они сделают главной ценностью человеческий капитал, а не бренд КПРФ или ЛДПР, тогда у них, наверное, есть будущее, а сейчас это умирающие партии.

— То есть конкурентов у ОНФ и «Единой России» сегодня нет?

— Они будут появляться на низовом уровне, на президентском уровне они не могут появиться изначально. Они должны расти снизу. Во-вторых, скорее это будет конкуренция между ОНФ и «Единой Россией». Вот за этим будет интересно наблюдать.  

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир