Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сирийская оппозиционная коалиция согласилась на «Женеву-2»

Аналитики не уверены, что удастся собрать делегацию, объединяющую всех противников Асада
0
Сирийская оппозиционная коалиция согласилась на «Женеву-2»
фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лидер Национальной коалиции сирийской оппозиции и революционных сил (НКСОРС) Ахмад аль-Джарба 28 сентября согласился направить делегацию на переговоры в Женеве. Но поскольку, вопреки названию, НКСОРС собрала у себя далеко не всех противников режима сирийского президента Башара Асада, теперь аль-Джарбе предстоит договориться с остальными. Об этом его попросил и генсек ООН Пан Ги Мун, заявивший на Генассамблее ООН, что намерен созвать «Женеву-2» в ноябре.

Теперь перед НКСОРС стоит крайне непростая задача – пойти против собственной позиции. Ведь чтобы собрать общую оппозиционную делегацию, им придется забыть о своих недавних заявлениях. В частности, еще несколько дней назад сам аль-Джарба говорил, что международное сообщество должно вначале помочь сирийскому народу свергнуть Асада. То есть главным условием участия в женевских переговорах был уход сирийского президента. Между тем повестка «Женевы-2» подразумевает именно встречу официального Дамаска и оппозиции.

— Если кто-то из оппозиционеров согласится вести диалог с диктатором, Национальная коалиция его изолирует. Обсуждение проблем с диктаторским режимом противоречит самой идее революции, — сказал «Известиям» 27 сентября представитель оппозиционного Сирийского национального совета Махмуд аль-Хамза.

Но неожиданно концепция Национальной коалиции изменилась. И одной из основных причин для резкой смены вектора стала угроза со стороны исламистов. Еще год назад они воевали против регулярной армии бок о бок с оппозиционной Сирийской свободной армией (ССА) и другими сторонниками создания демократической Сирии. Однако за последние месяцы стало ясно, что боевики из радикальных исламистских организаций, таких, как связанные с «Аль-Каидой» «Фронт аль-Нусра» и «Исламское государство Ирака и Леванта», совершенно не намерены поддерживать либеральные устремления светской оппозиции. 24 сентября одиннадцать исламистских группировок публично заявили, что не признают полномочий НКСОРС. При этом, чтобы понимать всю глубину раскола, надо учесть, что те же «Фронт аль-Нусра» и «Исламское государство Ирака и Леванта» воюют между собой, поскольку каждая организация считает себя лидером.

— Концентрация террористических сил в регионе достигла угрожающих масштабов, — считает экс-посол России в Сирии Александр Зотов. — Сегодня главные противники Асада — джихадистские и радикально-исламистские силы, стремящиеся создать исламский халифат. А те, кто отстаивает демократические свободы и воюет против диктатуры Дамаска, могут оказаться под еще более жестким гнетом.

При таком раскладе НКСОРС вместе с ССА необходимо убедить всех в своей дееспособности. А единственный способ для этого — любыми путями собрать представителей разных ветвей оппозиции на конференцию в Женеве. Ведь если станет ясно, что все их сторонники — это либералы и опальные политики, живущие за пределами Сирии, то окажется, что проводить женевские переговоры просто не с кем, а Москва и Вашингтон зря потратили столько сил, согласовывая повестку встречи.

По этой причине оппозиции надо во что бы то ни стало найти кого-то, кто мог бы сесть в Женеве за стол переговоров в качестве представителя всех противников Асада.

— А дальше договариваться будут Россия, США и другие крупные страны, — говорит эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серегичев. — Дело оппозиционной делегации — соглашаться с предложениями, потому что иначе их оставят выживать в одиночку между исламистами — с одной стороны и войсками Асада — с другой.

По словам эксперта,  Вашингтону необходимо сейчас хоть как-то замирить Сирию. Это поднимет рейтинг президента Обамы, испытывающего большие трудности в противостоянии с республиканцами. Кроме того, выступление нового президента Ирана Хасана Роухани на Генассамблее показало, что впервые за 34 года отношения между США и Исламской Республикой могут потеплеть. Но для налаживания контактов необходимо решить сирийский вопрос, в котором Тегеран поддерживает Асада.

Что касается России и Китая, то они выступали за мирное решение с самого начала, так что договоренность, пусть и шаткая, между оппозицией и Дамаском укладывается в концепцию Москвы.

— Вашингтон в случае достижения принципиальной договоренности о мирном разрешении конфликта сможет надавить на Саудовскую Аравию и Катар, чтобы те сократили поставки оружия и денег исламистам, — считает Серегичев. — Например, припугнув их улучшением отношений с Ираном, который является врагом для обеих монархий.

На крайний случай, кстати, есть и еще один способ давления на оппозицию. Сейчас в Сирии работают инспекторы Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), цель которых — наладить процесс ликвидации запасов химического оружия (по оценкам ОЗХО, его там примерно 1 тыс. т, большая часть — нервно-паралитического действия, типа зарина). Но параллельно с этим комиссия должна выяснить, кто же все-таки ответственен за химатаки, особенно за последнюю в местечке Гута под Дамаском 21 августа, где погибло, по разным данным, от 300 до 1,5 тыс. человек. Поскольку точно выяснить, какая именно сторона применила газ, крайне сложно, всегда можно обвинить оппозицию в использовании оружия массового поражения. А если это будет сделано, то имидж борцов за демократию окажется сильно подмочен в глазах мировой общественности. Такая угроза для НКСОРС и Свободной сирийской армии, остро нуждающихся в западной помощи, может оказаться очень действенной.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...