Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Общественная палата проведет рейд по психоневрологическим интернатам

Члены палаты проверят соблюдение прав человека в закрытых социальных учреждениях
0
Общественная палата проведет рейд по психоневрологическим интернатам
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Члены Общественной палаты проверят соблюдение прав человека в психоневрологических интернатах (ПНИ). По итогам проверки будут подготовлены рекомендации, которые общественники направят на рассмотрение президента и Министерства труда и социальной защиты. Об этом «Известиям» сообщила председатель комитета по социальной политике Общественной палаты России, член президиума Совета при президенте по правам человека Елена Тополева-Солдунова. 

— Разобраться, что происходит за этими стенами, нас подтолкнула трагедия в Новгородской области. Кроме того, нам постоянно приходят письма от тех, кто содержится в интернатах. Жалуются на содержание в неприемлемых условиях, на ограничение прав и свобод, на то, что закрывают в карцеры, порой издеваются. Принудительное лечение назначают, диагнозы искажают, лишают людей дееспособности, — рассказала Тополева-Солдунова. 

В ночь на 13 сентября в психоневрологическом диспансере в Новгородской области в результате пожара погибли 37 человек. По результатам предварительного расследования причинами возгорания названы ветхость здания и несоблюдение правил курения одним из пациентов больницы.

Общественная палата договорилась активно сотрудничать с прокуратурой, Следственным комитетом и уполномоченным по правам человека во время проведения проверки. 

— Хотим всех собрать и попробовать разобраться, что в этой закрытой части нашей жизни происходит. Там ведь немало людей содержится, — подчеркнула Тополева-Солдунова. 

По данным Министерства труда, в настоящее время на территории страны действуют 505 психоневрологических интернатов для граждан пожилого возраста и инвалидов (старше 18 лет) на 146 тыс. мест. Всего в них проживает чуть больше 145 тыс. человек. В прошлом году интернаты приняли почти 14 тыс. человек. Выбыло по различным причинам (включая смерть) примерно 12 тыс. человек. 

Кроме того, в Минтруда говорят о том, что условия содержания больных улучшаются. В 2011–2012 годах было выделено порядка 25 млрд рублей на улучшение бытовых условий пациентов. Также находящиеся в интернатах могут заниматься трудовой деятельностью. 

— Из 45 тыс. человек, признанных способными работать или обучаться, занимаются посильной трудовой деятельностью с учетом состояния здоровья 34,5 тыс., — сообщили в пресс-службе ведомства. 

Член Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере Елена Клочко обращает внимание на недопустимость содержания в одних и тех же учреждениях инвалидов с психическими заболеваниями и отстающих в умственном или физическом развитии.

— Должна быть обустроена система, альтернативная интернатам. Для взрослых людей это система так называемого сопровождаемого проживания. То есть те, кто не может жить вполне самостоятельно, могут жить в сопровождении, — считает она. 

Председатель правления Центра лечебной педагогики, правозащитник Роман Дименштейн считает недопустимой сложившуюся ситуацию, когда организация, предоставляющая услуги, является и контролером качества предоставленных услуг. 

— Если это тюрьма, в которую заключили опасных для общества людей, то так и надо говорить, а не делать вид, что это организация, где предоставляют необходимые человеку услуги, — возмущается Дименштейн.

Также общественник отмечает, что помещение человека в больницу — «это хороший вариант избавиться от него, чтобы завладеть имуществом». 

— Людей часто помещают в закрытые лечебные заведения под предлогом их агрессивности. Однако агрессивность проявляется в ситуации, когда не удовлетворяются основные потребности человека. А там пренебрегают всеми базовыми потребностями. Люди не могут даже чай попить с конфеткой, когда захотят, потому что это в режим не вписывается. Если бы обычных людей поместили в такие условия, многие из них спустя какое-то время стали бы очень агрессивными. А среди людей в интернатах я таких немного встречал, — говорит он. 

С ним не согласен адвокат Дмитрий Бартеньев, которому приходилось защищать права содержащихся в ПНИ граждан. По его наблюдениям, главенствующим мотивом является желание «избавиться от душевнобольного родственника», с которым неприятно жить и который требует особого подхода и терпения. 

— Чтобы убрать ненужного и сложного для себя человека, люди добиваются правдами и неправдами содержания родственников в интернатах. Однако я хочу подчеркнуть, что наличие психических расстройств не является основанием для помещения в больницу. Это делается только в крайних случаях, когда действительно необходима больничная помощь для возвращения в нормальное состояние или когда у человека глубокие психические расстройства, — отмечает Бартеньев. 

Зампредседателя комитета по труду и социальной политике Государственной думы Николай Коломейцев не относит защиту прав содержащихся в ПНИ к первоочередным задачам. 

— У нас в России во многих областях есть нарушение прав человека. Не думаю, что это вопрос первостепенной важности. У нас и права здоровых людей не соблюдают, что уж говорить про инвалидов, — говорит парламентарий. 

С ним согласен коллега по комитету единоросс Михаил Тарасенко. По его мнению, ставить вопрос о том, что интернаты являются тюрьмой для содержащихся в них людей, некорректно. 

— Есть разные решения и разные больные. Трагедия, произошедшая в Новгороде, не должна пройти бесследно, должны быть сделаны выводы. Может быть, недостаточно персонала, который следит за больными. Может, надо увеличить штаты. Но ставить вопрос о том, что это тюрьма для этих людей, некорректно. Надо же понимать, что это категория граждан, отличающихся непредсказуемым поведением. Оставлять их без присмотра нельзя, — заключил депутат.

Комментарии
Прямой эфир