Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Диапазон мнений по поводу вероятного вмешательства США в сирийский конфликт после применения ОМП вполне стандартный: от «химоружие — это уже за пределом» до «опять мировой жандарм по липовому поводу». Липовый, поскольку вопрос о том, кто применил ОМП — власти или повстанцы, — по-прежнему остается до конца непроясненным. Также до конца не уточнен вопрос об истинной мотивации американской операции: геополитика, усиление контроля над регионом или экономика. Не будем и мы выдвигать свои версии, поскольку интереснее тут несколько иной сюжет.

Последние дни в блогосфере было немало призывов помочь нашему союзнику, Сирии, ракетами и прочим вооружением, вплоть до совсем экзотической идеи: поставить союзнику ОМП, что должно остановить нападение извне. Поставить, в общем, США на место и напомнить про полицентричный мир и прочие традиционные мифы. Пусть и ценой, которую платить придется не тем, кто дает бесплатные советы.

Власть активных деятелей международного движения и внешней политики в блогосфере не поддержала. Россия воздержалась от активного вмешательства в конфликт на территории Сирии, усугубленный возможным внешним вмешательством со стороны США и поддержавшей их Великобритании. По факту получилось, что в данном случае внутренние, то есть национальные интересы России оказались приоритетнее игры в то, что можно назвать «мировое влияние» или «двухполярный мир». Игры, в которой реальность мало соотносится с публичными декларациями на эту тему. Как в старинной эпиграмме на нашего поэта, написавшего: «меня прочтешь, поймешь, что Н. Гладков велик». Эпиграмма была столь же лаконична: «не поверю без улик, что ты велик».

В результате Россия не окажется втянутой во внутренний конфликт и в без того тревожном регионе, никто из наших граждан не окажется пострадавшим в этом конфликте. И — неплохой бонус в виде дорожающей на ожидании вторжения нефти. То есть США получают дополнительную проблему, а Россия — дополнительный доход. Это вообще и называется политикой национальных интересов. Тем, кто жаждет помощи нашим троюродным братьям, нелишне напомнить, что в помощи и поддержке нуждается большое число родных.

В любом случае создан прецедент, и как представляется, вполне положительный. Возможно, в перспективе это поможет несколько изменить круг «российских друзей» и расширить его за пределы диктаторских и недемократических режимов. Возможно, это окажется не так страшно, а то и просто полезно. Например, сократит порочную практику беспрерывных списаний долгов «союзников» за поставки вооружений и кредиты. Стимулирование производства путем бюджетного погашения поставок вместо реализации за деньги — мера возможная, но тут все же масштаб и длительность должны как-то ограничиваться, поскольку это продолжает стимулировать ложный спрос. Лояльность  требует затрат — это вовсе не сугубо российская практика, а общемировая. Тут вопрос в эффективности затрат, и соотношение цена-качество пока весьма для нас печальное. Чтобы не ходить далеко за недавними примерами, помимо описываемого региона можно найти на глобусе, например, Венесуэлу.

Теперь о бонусе. Да, подорожание нефти на фоне тревожных «военных» ожиданий, как правило, не бывает долгосрочным. Но нашему бюджету никакие дополнительные доходы лишними не покажутся, особенно на фоне неизбежного в любом случае секвестра социальных расходов. Вся проблема в том, чтобы тема внутринациональных интересов, которая проявилась во внешнеполитических решениях, была также внимательно рассмотрена и реализована в области экономики. Проще говоря, было бы весьма полезно разумно отнестись к дополнительным доходам. Основным это тоже не повредило бы, но тут бюджет уже сверстан и утвержден. В случае дополнительных, внеплановых доходов возможно как-то варьировать. Есть критические платежи и социальные обязательства, не зарастающие дыры пенсионного фонда. Есть инновационные (не в анекдотическом смысле) проекты. Главное, чтобы эти средства не уплыли в откатообильные государственные программы.

Например, можно вспомнить связанное теперь с нефтью слово сланцы. Ведь помимо не считающего это важной темой главы «Газпрома», вероятно, есть предприниматели и менеджеры, думающие иначе. Есть достаточно много практических разработок в области технологий и материалов. Вдруг разумное решение во внешней политике породит столь же разумное во внутренней, например, в части финансирования научно-технических затрат.

А там, глядишь, какие-то другие бонусы начнут образовываться, с ценой за баррель уже не связанные.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир