Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Арест в минском аэропорту Владислава Баумгертнера, генерального директора компании «Уралкалий», с беспощадной ясностью показал, что сырьевая олигархия не всемогуща. Пределы ее влияния очень сильно зависят от политической воли.

Впрочем, это никогда не было секретом. Просто в России после дела ЮКОСа государство не входило в открытый конфликт с крупным бизнесом, предпочитая решать вопросы «цивилизованно». В результате бизнес расслабился и, что называется, потерял нюх. А зачем напрягаться, если даже самые кривые финансовые схемы при наличии покровителей в коридорах власти не вызывают у следственных органов никакого интереса?

Оказалось, в соседней Белоруссии всё не так. Скрытные белорусы уже давно вели расследование в отношении Белорусской калийной компании (БКК), одним из учредителей и акционеров которой является «Уралкалий». Расследованием руководил сын Александра Лукашенко Виктор, помощник президента по национальной безопасности, а проводили его офицеры белорусского КГБ. В результате удалось накопать достаточно материалов, свидетельствующих о том, что топ-менеджмент «Уралкалия» спланировал и осуществил обвал мирового калийного рынка, который ударил как по белорусской стороне, так и по российским и китайским партнерам. Однако обнародовать результаты расследования в Минске не спешили — ждали подходящего момента.

В конце июня такой момент вроде бы настал — «Уралкалий» решил прекратить экспортные поставки через БКК, а весь свой калий продавать через швейцарского трейдера Uralkali Trading. Пребывающий ныне в минском СИЗО Баумгертнер заявил тогда — сотрудничество с белорусами зашло в тупик. На следующий день акции «Уралкалия» на ММВБ подешевели почти на 21%. Писали, что крупнейший акционер «Уралкалия» Сулейман Керимов за один день потерял $565 млн.

Решение «Уралкалия» казалось странным — оно сильно ухудшало позиции компании на экспортных рынках. К тому же, по мнению экспертов, дела у нее и так шли не блестяще — «Уралкалий» был сильно закредитован, и отказ от отлаженной системы продаж в такой ситуации выглядел нелогичным. Однако, судя по всему, речь шла о гамбите: сознательно идя на жертвы, «Уралкалий» целился в белорусских партнеров. После обвала акций «Уралкалия» их активно начали скупать швейцарские фонды — как полагают в Минске, подконтрольные крупнейшему акционеру «Уралкалия» Сулейману Керимову. Таким образом, потери российских олигархов оказались несущественными. А вот у гораздо менее искушенных в международных финансовых схемах белорусов возникли серьезные проблемы. Ущерб от обвала рынка в Белоруссии оценили в $100 млн. Цифра слишком круглая, чтобы быть точной, но похоже, что бюджету республики был нанесен действительно мощный удар.

Для того чтобы понять подоплеку этой войны, надо иметь в виду, что особых богатств в соседней республике нет — ни нефти, ни угля, ни газа. Но вот калийных солей там много — Белоруссия занимает второе место в мире (после Канады) по запасам этого минерального сырья. А когда мировые цены на калийные удобрения резко пошли вверх, экспорт калия превратился в одну из самых доходных статей белорусского бюджета.

Тогда-то — в 2008 году — и началась сложная многоходовая операция российских олигархов по созданию мировой монополии на торговлю калием. Для начала Керимов и его партнеры выкупили акции крупнейших отраслевых российских производителей — «Сильвинита» и «Уралкалия». А затем нацелились на «Беларуськалий» — с его покупкой процесс создания монополиста по производству и продаже калийных удобрений в Восточном полушарии был бы завершен.

Однако попытки российских сырьевых магнатов получить контроль над белорусским калийным рынком не принесли особого результата. Личные встречи Керимова с Лукашенко неизменно заканчивались ничем — Минск твердо стоял на позициях «народное добро никому продавать не будем». Впрочем, выборы президента Белоруссии 2010 года и особенно последовавший за ними финансовый кризис 2011-го, казалось, сделали Лукашенко сговорчивее. СМИ заговорили о том, что российские олигархи наконец получили доступ к белорусским сырьевым предприятиям и теперь-то уже последнему осколку СССР на постсоветском пространстве точно придет конец. Не тут-то было.

В декабре 2012 года Лукашенко подписал указ, отменяющий исключительные права БКК на экспорт калийных удобрений. Теперь белорусские эксперты объясняют, что это была реакция на действия российских партнеров — их представители в БКК втайне от белорусской стороны предлагали некоторым покупателям «незаконные скидки», разрывали выгодные для белорусов действующие контракты, обещая партнерам заключить новые по более низким ценам — напрямую с «Уралкалием» и т.д. Но поскольку эти «военные действия» разворачивались в тайне от широкой публики, выглядело все так, словно Лукашенко просто кинул своих российских партнеров.

Прошло несколько месяцев, и «Уралкалий» ответил прекращением поставок через БКК. План, скорее всего, был такой: обвалить рынок, добиться ослабления позиций «Беларуськалия» на мировом рынке и выдвинуть руководству Белоруссии ультиматум. А затем купить «Беларуськалий» по низкой цене. Расчет строился на том, что финансовые резервы владельцев «Уралкалия» в любом случае превышают возможности белорусской стороны. И, надо сказать, план был вполне разумным. Во всяком случае, в российских условиях подобные планы, как правило, срабатывают — это такая цивилизованная форма рейдерского захвата.

Но тут белорусы сделали свой ход. Дождались подходящего повода (празднования Дня шахтера) и пригласили в республику ключевых партнеров из России — председателя совета директоров «Уралкалия» Александра Волошина, главного акционера Сулеймана Керимова, вице-премьера Аркадия Дворковича, гендиректора компании и председателя наблюдательного совета БКК Владислава Баумгертнера. Из всех приглашенных в Минск приехал только Баумгертнер. Он провел «неконструктивную», как пишут СМИ, встречу с белорусским премьером Михаилом Мясниковичем и собирался уже вылетать обратно в Москву, но был задержан прямо в аэропорту. Ему были предъявлены обвинения в злоупотреблении властью или служебными полномочиями. По этой статье белорусская юстиция предусматривает наказание от 3 до 10 лет с конфискацией имущества.

Возможно, прими приглашение белорусской стороны Волошин с Керимовым, и на их запястьях защелкнулись бы наручники — Минск ясно демонстрирует, что не принимает российские правила игры, по которым к представителям элиты нельзя применять те же меры, что и к обычным гражданам. Но в этом случае масштабы конфликта двух участников Союзного государства сложно было бы себе даже представить.

То, что в Белоруссию полетел один Баумгертнер, существенно облегчило задачу и Москве, и Минску. Переживать за гендиректора «Уралкалия» не стоит — за него уже вступился российский первый вице-премьер Шувалов, и нет сомнений, что защитники у него найдутся и на более высоком уровне. Но очевидно, что олигархическая атака на белорусский калийный рынок отбита, и отбита успешно. Пройдет еще много времени, прежде чем кто-нибудь из российских миллиардеров всерьез задумается о том, чтобы откусить лакомый кусок от белорусского пирога.

И хотя интересы страны надо жестко отстаивать, сочувствия попавшие в переплет олигархи почему-то не вызывают.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...