Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В воскресенье с утра пораньше я услышал по деловому радио: «Гейское лобби очень влиятельно на водочном рынке» — и, услышав такое, подумал, что, наверное, еще не проснулся. Однако новость эта, постепенно обрастая уточняющими подробностями, несомненно стала сюжетом дня. Дня Военно-Морского Флота, между прочим. Но у матросов, как поется в одноименном фильме, вопросов не было. В том числе и к водке. Вопросы (и претензии) к  водке возникли совершенно у других людей — у тех, кого подчас называют отчасти созвучным и безусловно обидным словом, впервые прозвучавшим из уст Н.С. Хрущева на знаменитой выставке в Манеже.

Оказывается, американские геи решили отказаться от употребления русской водки в знак протеста против гонений, которым якобы подвергаются у себя на родине их российские собратья по сексуальной ориентации. К заокеанской борьбе тут же поспешил подключиться западноевропейский владелец (на более чем сомнительных основаниях) бренда «Столичная». «Я не такая, я (сам) жду трамвая», — заверил он потенциального потребителя, чтобы не подпасть под провиденциальную раздачу. То есть под провиденциальный бойкот, естественно. К середине дня подоспело и «научное объяснение»: оказывается, водка до сих пор слывет на Западе нетрадиционным напитком, вот почему она так популярна (или была до вчерашнего дня популярна) у людей нетрадиционной ориентации.

Однако кто сказал, что гомосексуализм — это нетрадиционная ориентация? Только не сами геи — с их вечными отсылками к Гомеру, а то и к Брэму. Поэтому отечественные «люди лунного света» (изящнейший эвфемизм В.В. Розанова) вчера же заявили о том, что водочный бойкот не поддержат. Мало того, вчера прозвучала новость еще более радостная: оказывается, бойкотировать Сочинскую олимпиаду они тоже не будут. Правда, проведут в день ее открытия гей-парад.

Существует мнение, согласно которому победоносные итоги всемирной сексуальной революции полувековой давности успешно приватизировали гомосексуалисты — и лишь они одни (ну, и еще БДСМ). Да ведь и впрямь 50-летний уже победный марш «голубого и розового» не может не восхищать. В известном смысле, конечно. Бастионы уголовной ответственности (а то и смертной казни), общественного презрения, государственной и бытовой дискриминации рушатся один за другим. Открытые геи уже возглавляют города и государства, служат в армии, заключают браки и усыновляют детей. Не говоря уж о том, что снимают о самих себе апологетические кинокартины и завоевывают главные призы на важнейших международных фестивалях. Те же процессы, пусть и с определенным опозданием (впрочем, с опозданием легко объяснимым), протекают и в нашей стране. И, разумеется, всему этому надо только радоваться.

Но вот что любопытно: одновременно и параллельно с ослаблением гонений на геев и превращением их негативной дискриминации в позитивную те же полвека в мире, а теперь уже и в России, нарастает притеснение  и преследование другого (и тоже, знаете ли, немаловажного) меньшинства — курильщиков. Бьют их и долларом, и рублем, бьют телевизионной и киноцензурой, бьют в ресторанах (и в любых других общественных местах), в поездах и самолетах; по сути дела, их поражают в правах, а сами эти права съеживаются, как шагреневая кожа или, если угодно, как территория, на которой им позволяют (пока еще позволяют) предаваться своей безусловно вредной привычке.

Вот есть такой рассказ (замечательный) у Владимира Маканина — «Ключарев и Алимушкин». Два титульных персонажа образуют мистическую пару: как только у одного убавляется, другому прибавляется... Если оглядеться по сторонам, то увидишь еще одну мистическую пару — гомосексуалисты и курильщики. Чем больше прав завоевывают первые, тем худшим гонениям подвергаются вторые. Причем, как и в рассказе Маканина, процессы протекают вроде бы совершенно независимо один от другого. И разве что курящий гей остается в положении вечно (и одинаково) гонимого.

Гомосексуализм, внушают нам, это норма. Ну так и курение — норма. Гомосексуализм (утверждают его противники) — это порок. Ну тогда и курение, выходит, порок. Но порок (в обоих случаях) социально приемлемый. Одинаково приемлемый. В отличие, скажем, от педофилии и употребления наркотиков соответственно… Да и курение никакой, разумеется, не порок, а всего-навсего вредная привычка. Ну так и гомосексуализм — вредная привычка: мнение пульмонологов против мнения проктологов. И в гомосексуализм, и в курение, говорят, можно втянуть — и это сущая правда. И от гомосексуализма, и от курения, говорят, можно отучить или излечить — хотя удачных примеров излечения куда меньше, чем неудачных.

Одним словом, курильщики ничуть не хуже геев. Хотя и ничуть не лучше. Но почему же тогда одним — всё  (и всё больше), а другим — ничего (и всё меньше)? Потому что курильщики не бойкотируют русскую водку и не грозят дополнительным задымлением олимпийского Сочи?..  Ну разве что. Но как-то это, знаете, не по-божески. И не по-людски тоже.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир