Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Динара Друкарова: «С Энтони Хопкинсом мы играли анонимных алкоголиков»

Русско-французская актриса — о душевности оскароносного актера, экстриме Алексея Балабанова и дотошности Михаэля Ханеке
0
Динара Друкарова: «С Энтони Хопкинсом мы играли анонимных алкоголиков»
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Вологде завершился четвертый Фестиваль молодого европейского кино VOICES, где в рамках программы «Миром правит любовь» русско-французская актриса Динара Друкарова представила новый фильм Фернандо Мейреллиша «Калейдоскоп любви». С артисткой встретилась корреспондент «Известий». 

— Почему именно вы приехали представлять фильм «Калейдоскоп любви»?

— Вероятно потому, что представлять его на фестивале должен был кто-то из русских актеров. Владимир Вдовиченков не смог приехать, зато смогла приехать я. В фильме у нас собралась интернациональная компания: немецкие, английские, американские, сербские актеры. Отсюда и название — «Калейдоскоп любви». В европейском варианте оно звучит как «360». В основе лежит повесть австрийского писателя Артура Шницлера «Карусель», которую в современную жизнь перенес сценарист Питер Морган.

— Актерский состав фильма пестрит именами: Джуд Лоу, Энтони Хопкинс, Рейчел Вайс.

— Да, но там очень сложная сценарная схема, и не все истории пересекаются. Моя пересекалась только с Энтони Хопкинсом, Владимиром Вдовиченковым и французским актером Жамелем Деббузом. 

— Энтони Хопкинс слывет нелюдимом. Вы нашли общий язык?

— С ним у меня был один съемочный день, для которого я приехала в Англию. Мы играли вместе в сцене в клубе анонимных алкоголиков: герои бросили пить, но они встречаются и рассказывают друг другу о своих проблемах. В Европе эти сообщества довольно распространены. Съемочный процесс фильма был технически сложным, одна сцена снималась со всех ракурсов, на 360 градусов. Так что сцену надо было каждый раз одинаково отыгрывать, даже если тебя снимают со спины. Хопкинс же даже во время съемок со спины отыгрывал все так, будто это его план, а не мой. Потом, во время обеда пригласил за свой стол, задавал много вопросов — о России, о моей жизни. Поделился со мной, что для него быть актером — не самое главное в жизни, что он увлекается живописью и игрой на фортепиано. Это душевный, открытый, простой и щедрый человек. 

— Киноманы считают, что этот фильм Фернандо Мейреллиша уступает его же «Городу бога».

— «Город бога» — картина историческая, яркая, незабываемая, это правда. Но «Калейдоскоп любви» рассказывает о взаимоотношениях между мужчинами и женщинами нашего времени. О встречах и расставаниях. О невозможности быть вместе из-за религиозных предрассудков. О влюбленности и разочаровании. Карусель всех этих чувств передается игрой замечательных актеров. Например, Владимир Вдовиченков очень талантливо сыграл моего мужа. Что же касается Фернандо, то он замечательный режиссер. И с актерами, и в своих работах. Талантливый, гуманный, добрый, внимательный. 

— Уже после «Калейдоскопа любви» вы снялись в фильме Ханеке «Любовь». Как вы туда попали?

— Вот как-то так (смеется). Прошла кастинг и Михаэль Ханеке утвердил меня на роль «плохой» медсестры. Это небольшая роль, но в его фильмах каждая деталь настолько важна, что отказаться невозможно. Он один из сильнейших режиссеров своего времени, и для меня работа в «Любви» была незабываемой. Это как сняться в фильме Тарковского. Ты заранее знаешь, что участвуешь в фильме, который войдет в историю кинематографа. 

— Что у вас дальше в планах?

— В сентябре начнутся съемки дебютной картины французского режиссера Бернарда Танги. Первый раз в жизни я приму участие в комедии — обычно снимаюсь в фильмах серьезных, где у меня насыщенные драматические роли. Идея сменить амплуа очень заманчива. Ведь актеру намного сложнее заставить зрителя смеяться, чем плакать. 

— Вы уже давно не живете в России. Как воспринимают русскую актрису во Франции?

— «Тяжела и неказиста жизнь советского артиста!». Не все просто. Актерская профессия очень зависимая. К тому же у меня до сих пор есть акцент, пусть и совсем легкий. Это сужает ракурс ролей. Но время меняется, и наше общество становится все более и более мультинациональным. А кинематограф — отражение социума. Зеркало общества, в котором мы живем. Так что в этом смысле есть надежда, что ролей будет больше. 

— За ситуацией в России вы следите?

— Да, и у меня ощущение, что мы возвращаемся назад. Я уехала жить во Францию в 1999 году. И каждый раз, когда приезжаю сюда, возникает ощущение, что я возвращаюсь в детство. С запретами, новыми законами, которые стагнируют общество, а не продвигают вперед. 

— А российский кинематограф?

— А вот он — нравится. Есть замечательные молодые режиссеры в современном российском кино: Лозница, Звягинцев, Хомерики, Сигарев, Германика, Федорченко, Волошин, Попогребский, всех не перечислить. С ними хочется работать. 

— С кем работалось тяжелее всего?

— С Балабановым было не просто. Я снималась у него в фильме «Про уродов и людей». Это человек, который требовал полной отдачи. Роль была психологически сложной. Он доводил актера до максимальной степени напряженности и экстрима. Это крайне важный в моей жизни опыт. Я очень люблю Алексея и считаю счастьем, что удалось с ним поработать. Грущу, что его больше с нами нет. 

— Что помогает вам добиваться поставленных целей? 

— Талант. И немного удачи. Больше актеру ничего не помогает. 

Комментарии
Прямой эфир