Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Генри Кавилл: «У одеяния Супермена сумасшедшая энергетика»

Исполнитель роли Кларка Кента — о новом взгляде на самого популярного комикс-героя всех времен
0
Генри Кавилл: «У одеяния Супермена сумасшедшая энергетика»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Широкоплечий англичанин Генри Кавилл, звезда античного эпика «Война богов: Бессмертные» и сериала «Тюдоры», сыграл Супермена — и навсегда вошел в историю. Накануне премьеры «Человека из стали» Зака Снайдера корреспондент «Известий» встретился с Кавиллом в Лондоне и поговорил с ним о роли Супермена в поп-культуре. 

Как думаете, что изменилось бы, если бы ваш герой был просто каким-нибудь пришельцем, живущим среди людей, необязательно Суперменом? Ведь «Человек из стали» по сути история об инопланетном вторжении. 

— Да, но эта история об инопланетном вторжении рассказывает еще о жизни Кларка Кента — парня с планеты Криптон, который всю жизнь пытался найти свое место на Земле. То, что этот парень еще и Супермен, делает сюжет лишь более захватывающим. Ведь это не просто какая-то абстрактная картина о том, как на Землю напали инопланетяне, пытаясь колонизировать нашу планету и спасти свой род. Это еще и новый взгляд на самого популярного комикс-героя всех времен. И именно это, а не битвы с пришельцами делает фильм таким особенным. 

Что вы почувствовали, когда впервые примерили на себя костюм Супермена? 

— Это было сродни священному таинству. И не только потому, что надеть костюм Супермена — то, о чем многие мечтают с детства. Просто это одеяние обладает какой-то сумасшедшей энергетикой, осязаемой силой. Мы, конечно, проводили много примерок, и костюмеры добавляли детали то тут, то там. Но в итоге, когда всё было готово, я облачился в финальный вариант комбинезона, накинул плащ и почувствовал себя так, будто прикоснулся к какой-то святыне. Это удивительно еще и потому, что святыня была создана буквально у меня на глазах. Нельзя сказать, что костюм был исключительно удобным, но какая разница? Ты надеваешь его и чувствуешь себя Суперменом, а это дороже любого комфорта. 

Из кого получился лучший отец — из Рассела Кроу или из Кевина Костнера? 

— Оба идеальные отцы, всем бы таких. И оба сыграли важную роль в становлении моего персонажа. И Кевин, и Рассел — потрясающие актеры, на фильмах которых я рос и креп. Да вообще весь актерский состав был потрясающим. Я не мог поверить своему счастью: с одной стороны, Рассел Кроу учит меня жить, с другой — Кевин Костнер, передо мной стоит Эми Адамс и преданно смотрит в глаза, позади меня Майкл Шэннон целится в спину, в то время как Дайан Лейн заботливо держит меня за руку. Сплошные оскаровские лауреаты и номинанты. Сюр, да и только.

Роль Супермена для вас была трудной и физически, и психологически. Что помогало вам преодолевать себя?

— Это по большей части моя группа поддержки — родители, друзья, коллеги, которые не скупились на похвалы и тем самым стимулировали меня к дальнейшему движению. Когда-то давно, много лет назад, я случайно познакомился с Расселом Кроу — я был статистом на съемках его фильма «Доказательство жизни». После нашего небольшого разговора он прислал мне свое фото из «Гладиатора» с подписью: «Дорогой Генри, дорога в тысячу миль начинается с маленького шага. Рассел». Это фото — отличный мотиватор. 

А что именно вас так выбивало из колеи?

— Пожалуй, необходимость набирать физическую форму. Долгие часы изнуряющего труда. В ходе подготовительного периода я активно тренировался пять месяцев, а затем еще и в процессе съемок каждое утро начиналось с часа физических упражнений. Представляете, какое прекрасное начало 15-часового рабочего дня. И так в течение полугода. Но я прекрасно понимал, что эти физические мучения важны для роли. Также меня окрыляла мысль, что это не навсегда, что этот период скоро закончится. Но по завершении съемок я был настолько измотан, что мой организм просто выключился — ушел в спящий режим. По-моему, он до сих пор из него не вышел. 

После выхода «Человека из стали» вы наверняка станете героем и примером для подражания для многих мальчишек. А кто был вашей ролевой моделью в детстве? 

— Это, несомненно, мои родители и братья. Меня поражало, как они даже самые трудные времена переживали с поднятой головой. Они для меня — самые настоящие герои. 

Ну а в поп-культуре у вас были идолы? 

— Нет. Я всегда был в курсе, что люди в кино — всего лишь актеры. Например, я бы не сказал, что я смотрел на Рассела Кроу в «Гладиаторе» и повторял: «О, как же я хочу быть таким же крутым, как Рассел!». Меня не покидала мысль, что он играет персонажа, а не является им. Отличного, надо сказать, персонажа. И актер, чего уж там, удался. Но он не Максимус. За всеми этими масками я вижу прежде всего человека, личность. Совсем не обязательно, что у этого человека будет хоть что-то общее с его персонажами. 

Значит ли это, что в Кларке Кенте — он же Супермен, он же Кал-Эл — нет совсем ничего от вас самого? 

— Возможно, и есть, но это пресловутое «вкладывание частички себя в персонажа» происходит на каком-то сугубо подсознательном уровне. Моя мама или мой брат может смотреть фильм и утверждать, что в той или иной сцене они видят меня, а не Кларка Кента. Мол, я пробиваюсь сквозь своего персонажа. Наверное, это говорит о том, что мне еще есть к чему стремиться по части актерского мастерства. А может быть, всего лишь о том, что все мы люди. 

Чем теперь займетесь, когда вселенская слава не за горами?

— Подготовкой к роли в фильме «Человек из U.N.C.L.E» — это ремейк классического научно-фантастического шпионского сериала. Режиссером будет Гай Ричи, я там сыграю Наполеона Соло, а Арми Хаммер — моего друга и коллегу Илью Курякина. Кстати, русского. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир