Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Последний мирный день Гези-парка

Владислав Вдовин наблюдал, как проводят противники Эрдогана последние часы перед ожидаемым штурмом полицией лагеря оппозиции
0
Последний мирный день Гези-парка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган 13 июня сделал «последнее предупреждение» протестующей молодежи, устроившей палаточный лагерь в городском парке Гези, и дал бунтарям 24 часа на то, чтобы покинуть место. Срок ультиматума истекает в середине дня 14 июня, ночные переговоры с властями закончились безрезультатно. Протестанты сейчас выглядят как люди, которые добровольно не отступят, а Эрдоган, в свою очередь, не похож на человека, забывающего о своих угрозах. Так что в ближайшие часы здесь, в Стамбуле, может произойти драматичная развязка.

Накануне я провел в эпицентре протестов несколько часов и хочу зафиксировать настроения этого, вероятно, последнего лагерного вечера и рассказать, где там что находится, а то многие путают Таксим, Гези-парк и не понимают, чем они друг от друга отличаются.

Противостояние в Стамбуле проходит по оси «юг-север». Можно сказать, что с юга на площадь Таксим наступает правительство умеренных исламистов, а с севера, как и положено, напирают поборники европейских ценностей.

Последний мирный день Гези-паркаПолиция с водометными машинами занимает южную часть площади Таксим. По правую, восточную сторону, на ней стоит Культурный центр Ататюрка с несколькими выбитыми стеклами и оберегом на фасаде в виде огромного портрета Ататюрка и двух турецких знамен во всю стену. С запада на протесты смотрят угловые дома пешеходной улицы Истикляль. На их крышах — уровень 3–4-го этажа — ужинают в открытых ресторанах люди, привыкшие покупать лучшие места на зрелища. Стамбул вообще город крайне витальный, и жизнь в паре сотен метров от событий идет своим чередом.

Перед полицейскими посреди площади стоит охраняемый бойцами памятник Ататюрку и его боевым товарищам, здесь же расположен работающий как ни в чем не бывало вход на станцию метро и толпятся сотни зевак с журналистами, включая многих англоязычных. В толпе передвигают свои тележки продавцы котлет, бубликов, кукурузы и каштанов, жареным пахнет на всю площадь, цены завышены, впрочем, в этом районе везде так.

Последний мирный день Гези-паркаВпереди зевак на проезжей части дежурят таксисты, у них здесь стоянка, не прекращать же работу. Далее, на северном краю Таксима, тротуар и широкая лестница — это центральный вход в Гези-парк, где за линией хлипких метровых баррикад, состоящих из подручных материалов и укрепленных раскуроченной легковушкой, возвышаются над площадью и скандируют лицом к зевакам и полисменам передовые отряды протестантов. Они могут делать это часами, что в Стамбуле не является подвигом — любой уличный продавец жареной макрели делает то же самое с утра до ночи всю свою жизнь.

Ширина парка составляет 150 м, по правую его сторону на север уходит забаррикадированный проспект Мете, занятый людьми, похожими на футбольных фанатов, причем, судя по черно-белым цветам, в большинстве здесь клуб «Бешикташ», за который традиционно болеет левая молодежь. Этот угол ведет себя наглее других, пытается провоцировать кричалками полицейских, и мне кажется, что штурм парка они начнут отсюда. И еще в этом углу, простите, слегка пахнет импровизированным туалетом, я не слишком грубо выразился? Над фанатской баррикадой бывший рекламный стенд украшен красным транспарантом с портретами Маркса, Энгельса, Ленина и четвертого персонажа с большевистской бородкой, которого я не смог опознать (отмажусь низким качеством черно-белого фото и его небольшим размером).

Последний мирный день Гези-паркаПо левую сторону от Гези-парка также на север уходит проспект Республики (Джумхуриет). Парк расположен на несколько метров выше его уровня и с этой стороны выглядит крепостью, особенно учитывая вырытый строителями между парком и проспектом ров. Дорога здесь разрушена, в воздухе стоит строительная пыль. Мне не понравилось, что дорожное покрытие частью снято, а частью испорчено, то есть улица покрыта камнями и булыжниками, которые так и просятся стать оружием пролетариата.

Глубина парка от главного входа составляет 300 м, вообще я бы скорее называл его сквером. Протестанты в его тыловой северной части собрались более сдержанные, хотя вы так не сказали бы, услышав их вдохновенное пение или выстукивающие боевые марши барабаны, да с присвистыванием десяток глоток в такт. Эта нация музыкальна во всех своих проявлениях.

Последний мирный день Гези-паркаПо всему скверу натянуты палатки, вокруг которых днем скучает, а вечером оживает бунтующая молодежь, в большинстве своем это крайне интеллигентные ребята. Несмотря на палаточную жизнь, все чистые, причесанные, выглядят лучше, чем само это место. Я пробовал считать тенты, сбивался, путался в аллеях и закоулках и вывел примерное число 650–700. Людей в парке на порядок больше, чем палаток, поток постоянный, одни уходят, другие приходят, а значит, пусть и с учетом праздношатающихся и туристов, но всё же ежедневно здесь отмечается примерно столько людей, сколько в Москве «белым лентам» удавалось мобилизовать лишь на самые крупные из «болотных» митингов.

Последний мирный день Гези-паркаНастроение вчера вечером у собравшихся было усталое, на удивление спокойное и романтичное, ночью в парке прошел большой концерт. У многих, хотя далеко не у всех, на шеях болтаются респираторы несерьезного вида, на некоторых головах — строительные каски. В парке открыто кафе-стекляшка, где протестанты смотрят новости по телевизору, а за перегородкой оборудована студия любительского канала Capul TV («Мародер ТВ»). На каждом столбе объявления о том, что напитки и закуски на этой территории бесплатны, и под ними же ушлые типы торгуют с лотков сигаретами и едой.

В переулках к западу и востоку от парка также дежурят бойцы отрядов быстрого реагирования, как в Турции называют ОМОН. Если начнут вытеснять демонстрантов — скорее всего, уходить им дадут на север, в бывшие христианские кварталы вокруг Яблочной горы (Elmadag), где до сих пор действуют греческие церкви и армянский госпиталь. Вообще до злополучной османской казармы, из-за планов восстановления которой в Гези-парке начались протесты, в его северной части полтора века назад располагалось армянское кладбище. Оно забыто, кости, скорее всего, до сих пор лежат под землей, где-то под палатками протестантов, но сейчас сошедшимся в клинче силам ну совсем не до этих воспоминаний.   

С утра в четверг в Стамбуле пошел дождь. Небо заволокло, синоптики обещают грозу.       

Комментарии
Прямой эфир