Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В процессе оглашения бюджетного послания президента помимо электоральноориентированных заявлений было сделано несколько существенных для экономической политики. Напоминание о необходимости гарантировать пенсионные выплаты было весьма уместно в связи с тем известным обстоятельством, что в России  число «клиентов» Пенсионного фонда приближается к 40 млн и равняется такому же числу избирателей. Было бы совсем странно серьезному политику не обращать внимания на такую группу. При этом решение покрыть дефицит ПФР за счет средств Фонда национального благосостояния, как было заявлено, позволит оставить ставку страховых взносов на уровне 30% и не возвращать ее к 34%.

Этот сюжет происходит на фоне обсуждения проблем экономического роста и поручений правительству о разработке соответствующих программ. В этом смысле можно, с одной стороны, говорить об отказе от прежнего порядка времен Алексея Кудрина, когда финансирование ПФР ставилось в зависимость от налога на труд (аки социальные налоги). Но в более широком смысле ситуация, видимо, может поменяться еще более кардинально, поскольку средства национальных фондов, включая ПФР и ФНБ, предполагается инвестировать в экономическое развитие.

Остается, правда, пока непроясненным еще один принципиальный вопрос, по которому были и остаются расхождения у прежнего министра финансов и — скажем так — группы интересов от ВПК. Речь не столько о возможном частичном перераспределении в социальную сферу (разговоры об этом велись на экспертном уровне), сколько об  эффективности использования выделенных средств не только для укрепления обороноспособности, но и для стимулирования экономического роста: новые производства, рабочие места, спрос на квалифицированный рынок труда. А главное,  новые технологии и материалы — основные локомотивы, которые представляет оборонный комплекс для национальной экономики и с чем сегодня у нас очень серьезные проблемы. Недавнее сообщение, что США начали вытеснять Россию на индийском (одном из самых емких) рынке как экспортер вооружений, говорит о том, что в этой области проблемы остаются. Поэтому направление финансирования в рамках реализации военной программы и ее эффективность — для экономики не менее важное обстоятельство, чем для обороноспособности.

Так что речь идет не об отказе от — говоря условно — «кудринского наследия», а о принципиальном решении перейти от страхового накопления (которое так выручило в 2008 году) к стимулированию национальной экономики. Понятно, что все чудесные поля, на которых так щедро растут первоначальные сметы, в одночасье никуда не денутся. Администрирование и контроль только силами СК и прокуратуры экономического роста тоже не обеспечат. Но это решение существенное. Как и другое, которое также было озвучено во время бюджетного послания.

Правительство должно проработать и реализовать создание нового механизма управления средствами национальных фондов взамен Росфинагентства, законопроект о котором был принят в первом чтении в начале текущего года. Учитывая, что национальные фонды — основной источник финансирования средне- и долгосрочных программ и проектов, призванных обеспечить экономический рост, обеспечение эффективности и контроля за использованием средств становится критически важной задачей. Счетная палата по своим функциям проверяет правильность и обоснованность расходов бюджетных средств уже после того, как они были потрачены. Образно говоря, это называется «не хватайтесь за поручни уходящего вагона». Новое агентство, учитывая ответственность задачи, должно обеспечивать эффективное управление средствами, начиная с самого начала финансирования, то есть работать со сметами до начала их расходования. Возможно, это позволит вернуть затерявшийся во времени, но совершенно необходимый институт технической и профессиональной внешней экспертизы значимых проектов.

В любом случае это серьезная история — с точки зрения объема средств, который будет управляться и контролироваться вновь создаваемым агентством, неважно, как оно будет в конце концов называться. Поскольку речь идет о масштабном и долгосрочном финансировании инфраструктурных проектов, создается, условно говоря, очень большая управляющая компания, возможно не подчиненная профильным министерствам-участникам, которая, видимо, будет напрямую взаимодействовать с Минфином и которая сможет контролировать освоение средств национальных фондов.

И потому важна не только организационно-правовая форма, но и реальный статус организации в сложившейся российской властной иерархии, политический вес руководителя и, соответственно, степень его самостоятельности в принимаемых решениях. Здесь точно не шашечки. Очень надо ехать.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир