Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Китай добыл иракскую нефть руками США

Углеводороды из Ирака все больше «уплывают» на Восток
0
Китай добыл иракскую нефть руками США
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда в 2003 году началось вторжение американских войск и их союзников в Ирак, многие иронично объясняли это тем, что над запасами нефти, принадлежащими США, обнаружена какая-то арабская страна. И вполне логично было предположить, что после окончания военных действий большая часть поставок углеводородов пойдет именно американцам. Поначалу казалось, что так оно и будет — в Ирак пришли западные гиганты, такие как Exxon, Shell, BP, начали выигрывать тендеры. Однако спустя 10 лет выяснилось, что больше всех выгадала страна, и не думавшая участвовать в войне, а именно — Китай.

Сегодня в Ираке добывают чуть больше 2 млн баррелей нефти в день. И почти половина этого идет не в США, а в Китай.

— Китай уже довольно давно вел переговоры с Багдадом, и они, по сути дела, начались задолго до того, как обострилась ситуация вокруг Ирака. То есть еще до иракской войны Китай имел ряд договоренностей о совместных разработках и поставках нефти. Сейчас он возобновил все свои связи, — пояснил «Известиям» заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

Эксперт отметил, что для Китая решение нефтяной проблемы — это действительно задача номер один.

— Связано это во многом с тем, что китайцы, хотя и закупают в большом количестве нефть из России и Центральной Азии, не хотят быть привязанными к этим странам. Поэтому у Китая две формы работы по этому вопросу: первая — это покупка нефтяных месторождений, это так называемый центральноазиатский вариант, то, что Пекин делает, например, в Казахстане, а вторая — это максимальная диверсификация поставщиков нефти. Это как раз и есть иракский вариант, — считает Маслов.

У Пекина, по его словам, еще до войны было в Ираке довольно сильное нефтяное лобби, что сыграло роль. Кроме того, китайские компании — государственные, а это, в глазах иракских властей, — гарантия стабильности, которой нет у западных коммерческих фирм.

— Китай является самым надежным покупателем нефти, потому что стабильность страны велика, объемы могут быть практически неограниченными, учитывая что все поставки не закрывают даже 70% потребностей, — подчеркнул Маслов.

В свою очередь, эксперт Института востоковедения РАН Борис Долгов высказал мнение, что в таком распределении поставок нефти виноваты и сами США.

— Здесь можно говорить о полном провале политики Соединенных Штатов в Ираке, поскольку сначала они опирались на шиитов, которых считали антисаддамовскими. Затем, когда шиитские силы объединились со своими единомышленниками в Иране и начали выступать против американцев, они вынуждены были уйти, — сказал Долгов «Известиям».

С ним согласен и главный научный сотрудник института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов.

— Современный мир устроен таким образом, что тот, кто не воюет, не тратит свои ресурсы на военные авантюры, а продолжает строительство экономики и накапливает государственную мощь, не навязывая другим свои стандарты, в итоге всегда выигрывает, — сказал он «Известиям».

В то же время Ломанов отметил, что структура экспорта нефти из Ирака обусловлена в первую очередь рыночной конъюнктурой, и говорить о том, что именно Пекин, а не Вашингтон выиграл от войны в этой ближневосточной стране — это некоторое преувеличение.

— Поскольку нефть продается в мире на открытом рынке, то можно говорить, что Китай побеждает всюду. Он, например, покупает и иранские углеводороды, поэтому с тем же успехом можно говорить о том, что Пекин еще выигрывает от того, что Америка держит Тегеран в таком режиме жестких санкций. Китай сейчас имеет шанс получить более масштабный доступ к российскому газу, к российской нефти через трубопроводы в Сибири и на Дальнем Востоке, и точно также можно сказать, что это выигрыш китайской стороны от достаточно недальновидной политики ЕС по выдавливанию российских экспортеров, — считает эксперт.

В Ираке расположены вторые по величине доказанные запасы нефти в мире (около 143 млрд баррелей). Монополией на разработку месторождений обладают две государственные компании – North Oil Company и South Oil Company, а иностранцы могут лишь получить долю. Экспорт углеводородов приносит в бюджет страны более 90% доходов. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир