Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Визит патриарха — часть государственных отношений России и Китая»

Востоковед Алексей Маслов — о том, каким образом итоги визита предстоятеля РПЦ в КНР связаны с торговлей нефтью и газом
0
«Визит патриарха — часть государственных отношений России и Китая»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Патриарх Кирилл в ходе шестидневного визита в Китай встретился с председателем КНР Си Цзиньпином, директором Государственного управления КНР по делам религий Ван Цзоанем и лидерами основных религиозных организаций страны. Предстоятель РПЦ совершил первые в истории патриаршие богослужения в Пекине, Харбине и Шанхае.

Патриарх также встретился с православными китайцами на территории посольства РФ в Пекине. Затем он попросил руководство китайской провинции Хэйлунцзян открыть для православных Харбина, где когда-то было 22 храма и два монастыря, сохранившийся Покровский храм, чтобы верующие могли молиться в нем хотя бы несколько раз в году.

Патриарх также посетил Великую Китайскую стену и бывший императорский дворец в Пекине. Настоятель монастыря Шаолинь пригласил предстоятеля РПЦ в будущем посетить этот духовный центр.

— Очень надеюсь, что будут официально зарегистрированы приходы Китайской православной церкви. Очень надеюсь, что в какой-то момент появится китайский епископ, — сказал патриарх в Пекине.

Пока же этого не произошло, Русская церковь несет ответственность перед Богом за судьбу китайского православия, считает патриарх. Именно от РПЦ Китайская церковь получила автономию в 1956 году.

Востоковед Алексей Маслов, заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики, рассказал корреспонденту «Известий» Александре Соповой, каких результатов можно ожидать от шестидневного визита патриарха Кирилла в Китай.

— Патриарх Кирилл выбрал для посещения громадную страну, где православных верующих меньше, чем в одной только Москве. Как можно охарактеризовать такой визит?

— Визит патриарха в Китай нужно рассматривать скорее как социально-политический, чем как религиозный, хотя это, несомненно, визит религиозного деятеля. Выбран политический момент для поездки в страну, которая приняла бы его без религиозных трений. С одной стороны, по многим и понятным обстоятельствам патриарх не может приезжать в страны католической ориентации — это требует сложных договоренностей. С другой стороны, в церковной дипломатии между православными странами тоже множество тонкостей. Китай — оптимальная страна в этом смысле. За визитом совершенно точно стоят государственные структуры как с китайской, так и с российской стороны, это часть российско-китайских государственных отношений.

— Сколько в Китае православных по оценкам светских исследователей?

— Заявлено, что в Китае около 15 тыс. православных, на самом деле их значительно меньше, потому что многие православные китайцы одновременно являются последователями других религий — например, буддизма, даосизма, народных традиций. По отношению к православию всё это мы назвали бы язычеством. Они держат дома алтари предков, у них стоят изображения божества-защитника. Есть еще и «любопытствующие» китайцы: они привлечены величием храмов, ароматом ладана, ритуалами. Это «размытое» православие, но с этим придется смириться. Китайцев (не иммигрантов из славянских стран), посещающих храмы или молитвенные дома, приступающих к таинствам, соблюдающих обряды, не более 1–2 тыс. по экспертным подсчетам, и это завышенная оценка.

— Какие же храмы им посещать, если сейчас в Китае они стоят в основном закрытыми и своего духовенства нет?

— Есть молельные дома. Многие православные общины используют практику «агап», то есть «вечерь любви», которые, как считается, были у апостолов и в раннем христианстве, а сейчас есть у протестантов. Кроме того, я думаю, долго существовало недопонимание между РПЦ и китайским руководством. В Русской церкви считали, что православие не включают в число признанных в стране религий потому, что запрещают и притесняют эту веру, не рассматривают ее в качестве влиятельной силы. Но на самом деле требование было одно: договориться о совместной подготовке китайских священников, которых направил бы для обучения сам Китай.

— Однако китайские студенты обучались и обучаются в русских духовных семинариях, и патриарх Кирилл упоминал об этом во время визита.

— Несколько лет назад был неудачный опыт, когда по односторонней инициативе российской стороны нескольких православных молодых людей — потенциальных священников — пригласили для обучения в Московскую духовную семинарию в Троице-Сергиевой лавре. Китай тонко намекнул, что хотя Россия имеет полное право обучать кого угодно, в КНР их признавать не будут. Сейчас, на мой взгляд, намечается очень важный прорыв к взаимопониманию сторон. Могу точно предсказать, что вскоре будет подготовлена прослойка китайского духовенства — пусть тонкая, но они будут служить.

— Два семинариста-китайца, обучающиеся в Лавре сейчас, из этой новой волны или приняты в порядке прежнего неудачного эксперимента?

— Насколько я понимаю, это последние из тех, кого в Китае не собирались признавать, но о них официально объявлено, и я думаю, что они смогут служить. Раньше в Китае собственные архиепископы могли рукополагать духовенство, но сейчас архиереев нет, последний умер в 1960-е годы. Это был тупик. Нужно договориться о том, чтобы рукоположить духовенство разрешили иностранным епископам, но под надзором китайской стороны. Велик шанс, что выход из тупика будет найден именно после визита патриарха Кирилла.

— На чем основан интерес Китая к православию?

— Думаю, Китай меньше всего интересует религиозная сторона вопроса. Интересно расширение российско-китайских политических отношений. В конечном счете, как ни парадоксально, всё будет упираться в нефть, в газ, в расширение присутствия китайских предприятий на российской территории.

Надо учитывать, что православие никак не угрожает Китаю. В КНР есть свои сложности религиозного характера — с пришлыми, то есть. зарубежными церквями, например катакомбной католической церковью на юге страны, но и эти проблемы решаются.

— Если православие Китаю никак не угрожает, почему в храмах нет богослужений?

— В течение последних 5–6 лет Китай неоднократно показывал свое расположение к русскому православию и готовность к его развитию, если РПЦ будет соблюдать государственные законы и правила КНР. Например, построенные в Харбине и Шанхае церкви обещали предоставить для богослужений. Из храма в Шанхае, расположенного напротив памятника Пушкину (это единственный памятник поэту в Азии), было выселено занимавшее здание китайское кафе, и храм готовы были предоставить российской стороне.

— По китайским законам религиозная организация не может иметь управление из-за рубежа.

— Этот закон не удастся обойти, но речь и идет о сотрудничестве между церквями, а не об открытии экзархата РПЦ в Китае. Например, интересно сотрудничество КНР с Ватиканом. В Китае много католических церквей, есть контакты со Святым престолом, но формально католические храмы не подчинены Риму.

— В Шанхае и Пекине даже на редчайшие богослужения не допускаются китайские граждане.

— Именно: славянскую диаспору окормляет, например, отец Дионисий Поздняев в Гонконге. Насколько я знаю, российское консульство в Пекине было готово допустить китайских граждан на богослужения, но не делало этого, чтобы не обострять отношения с китайской стороной. Это, я думаю, был правильный шаг. Сейчас будет новый набор китайцев в семинарию, и подготовят около 10 священников для окормления православных китайцев в соответствии с китайскими законами.

— Православные китайцы живут компактно?

— Нет. Больше всего православных в Харбине, по понятным причинам. Еще одна большая группа — албазинцы, потомки казаков, из которых уже никто не говорит по-русски. Они живут в Шанхае и Тяньцзине, в Пекине и более мелких городах. У них нет единого храма, и вряд ли когда-либо он появится. Третья большая группа православных живет вокруг Шанхая и возводит свое православие к русской миссии в Китае в XIX веке. В любом случае, это 3–4 города, куда нужно направить священников. Они подстроятся под менталитет своего народа. Так, например, католический миссионер Маттео Риччи в XVI веке ходил в буддийских одеждах и брил голову, при этом проповедовал Христа. Он отказался от изображения Христа на Кресте, потому что китайцы не воспринимали страдающее тело. В католических храмах на иконах Дева Мария изображена с китайским разрезом глаз, а Христос — в виде маленького китайца-императора. Волхвы изображаются в соломенных китайских шляпах и с мечами. Китайцы не почитают мучеников в нашем понимании: они почитают героев.


Комментарии
Прямой эфир