Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Пол Гилберт: «Битлз» — это наше всё и навсегда»

Гитарист-виртуоз везет в Россию немного блюза, балладу Wild World и барабанщика Тины Тернер
0
Пол Гилберт: «Битлз» — это наше всё и навсегда»
Фото предоставлено RIFFagency
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В московском клубе Moscow Hall с сольным концертом выступит экс-участник групп Racer X и Mr. Big гитарист Пол Гилберт. Музыкант входит в проект Джо Сатриани G3 и по праву считается одним из главных гитарных виртуозов планеты. Накануне концерта Пол Гилберт встретился с корреспондентом «Известий».

 — Что мы увидим на вашем шоу в Москве?

— О, много всего! Во-первых, мы будем играть почти весь мой свежий альбом Vibrato, думаю, вспомним кое-что из репертуара хеви-группы Racer X, в составе которой я, собственно, и стал известен. Сыграем из Mr. Big, немножко блюза, немножко джаза — и много энергии. Я, кстати, горжусь своими музыкантами — каждый из них большой специалист в своем деле. И прежде всего барабанщик Томас Ланг. Он с кем только не играл — от Тины Тернер до Роберта Фриппа. Теперь вот со мной играет.

— Из всех ваших проектов в России только один действительно был популярен, это группа Mr. Big. Не обидно, ведь в мире вы известны прежде всего как гитарист-виртуоз? 

— Все просто: мне по душе многие типы музыки. Мне нравится поп-музыка, я люблю хард-рок, блюз, джаз, классику слушаю с удовольствием. Да, вы правы, группа Mr. Big и впрямь откусила свой кусок пирога популярности: я ничуть этого не стыжусь, но и не горжусь.

— У нас была безумно популярна песня Кэта Стивенса Wild World в исполнении Mr. Big.

—Эх, это же было двадцать лет назад! Нам очень нравилась сама песня — и мелодически, и текстом, и потом, все в группе пели, включая нашего барабанщика Пэта Торпи, там была возможность прозвучать всем. 

— Вы участвовали в проекте Yellow Matter Custard, исполнявшем песни «Битлз». Можете рассказать об этом подробнее?

— Это все придумал Майк Портной, барабанщик из Dream Theater. Он позвонил мне в 2003-м и сказал: «Слушай, я тут кавер-группу затеваю, Нил Морс (участник прогрессив-групп Transatlantic и Spock's Beard. — «Известия») уже дал согласие в ней играть». Я подумал, что компания подбирается славная, нам уже довольно много лет, мы выросли на чужих песнях в 1970-е, а Леннон и Маккартни, собственно, вдохнули в 1970-е жизнь. Да что говорить, я с малолетства рос под их песни — родители включали, я и музыкантом стал благодаря им. В общем, я ответил согласием, и мы отлично повеселились. Причем я подумал, что это такая разовая забава, а семь лет спустя мне опять позвонил Майк, и я опять не смог отказаться. «Битлз», конечно, это наше всё и навсегда.

— Многие считают гитаристов-виртуозов технарями, превращающими  выступления в своеобразный цирк, где все подчинено их умению играть. Где, по-вашему, граница между творчеством и таким вот самовыражением?

— Я согласен, что временами это напоминает спортивные соревнования и гитаристы выглядят, как спортсмены, а спорт — это не музыка, конечно. Не скажу за других, но я люблю музыку больше, хотя и не считаю тренировки такого свойства лишними. Мне кажутся скучными трюки ради трюков, мелодия должна быть обязательно. У меня сейчас «блюзовый» период. Всегда любил блюз, а в последнее время только его и играю. Принято считать, что блюз — это просто, но черта с два, в нем столько изысканности! И в то же время это музыка практически ничем не ограниченной свободы. Я стараюсь использовать блюзовые элементы и в других жанрах. У меня есть свои кумиры в блюзе — Би Би Кинг, Эрл Хукер, Мэджик Сэм. Из белых музыкантов — Гэри Мур, Робин Трауэр, Пэт Трэверс.

— Все трое, надо сказать, играли блюз на грани хард-рока.

— А я люблю такое сочетание. Мне кажется, блюз и тяжелая музыка обогащают друг друга. Открывается больше возможностей, добавляется экспрессия.

— Оглядываясь назад, припомните, не было ли мысли: «Какого черта, лучше б я занялся чем-то другим»?

— Ну, не могу сказать, что совсем уж не было. Но это всегда было связано скорее с прической, чем с музыкой. Мой первый альбом с Racer X вышел в 1986-м, и мы все носили длинные волосы, а с ними непросто, столько возни. Но с тех пор как я ношу короткую прическу, все сомнения и сожаления как рукой сняло (смеется).

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир