Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В театре нужен лидер, отвечающий за процесс и результат»

Член жюри «Золотой маски» Дмитрий Богачев — о процедуре и голосовании и о том, почему мюзикл в России ставят на скорую руку
0
«В театре нужен лидер, отвечающий за процесс и результат»
Фото: Игорь Захаркин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музыкальная программа фестиваля «Золотая маска» вызвала ожесточенные споры судейской коллегии. В итоге более чем спорные «Руслан и Людмила» и замешанный в педофильском скандале «Сон в летнюю ночь» получили премии за лучшую режиссерскую работу и лучший спектакль. О том, чем был обусловлен выбор победителей, «Известиям» рассказал член жюри, гендиректор «Стейдж Энтертейнмент» Дмитрий Богачев.

— Сколько работ вам пришлось отсмотреть?

— Около 40 опер, балетов, мюзиклов и оперетт и несколько экспериментальных постановок. То, что удалось увидеть в рамках конкурсной программы фестиваля, произвело на меня сильное впечатление. Если в драматическом театре все-таки существует языковой барьер, который отчасти ограничивает географию и зрительскую аудиторию пространством, где говорят по-русски, то музыкальный театр в этом смысле более свободно конвертируем. Многие из представленных на фестивале постановок могут с успехом идти по всему миру, включая самые престижные сцены.

— Говорят, что процедура голосования и отбор победителей проходили достаточно бурно.

— Споров было много. Однако некоторые постановки и частные номинации не вызывали вопросов и оценивались почти единодушно. Были спектакли, великолепное настроение после которых сохранялось еще несколько дней. Причем у всех членов жюри. Были и обратные ситуации.

Процедурно все проходило достаточно правильно: в процессе просмотра мы периодически встречались для обсуждения впечатлений и формировали так называемый шорт-лист из очевидных лидеров, отсеивая очевидные неудачи. Важно, что в процессе обсуждений все мы старались слушать и слышать друг друга, в особенности тех специалистов, чья номинация обсуждалась.

При всех разногласиях все точки зрения, даже радикально противоположные, воспринимались с уважением. Само тайное голосование проходило в последний перед церемонией вечер. Мы просто отмечали в бюллетенях тех, кому отдавали свои голоса. Результатов голосования не знал ни один из членов жюри вплоть до момента объявления победителей на сцене.

— Какие работы вы бы лично отметили?

— Самые жаркие споры жюри разгорелись во время обсуждения оперных спектаклей, поскольку в номинации были представлены серьезные претенденты. Сделать выбор было непросто. Я говорю о «Руслане и Людмиле» Дмитрия Чернякова в Большом театре, «Сне в летнюю ночь» Кристофера Олдена в Музыкальном театре имени Станиславского и Cosi fan tutte Маттиаса Ремуса Пермского театра оперы и балета.

Работа Курентзиса вызывает у меня особый отклик, поскольку он выступил в своих постановках не только как дирижер и автор идеи, но и как продюсер, лидер для всей постановочной команды. 

Дмитрий Черняков, получивший две «Маски», для меня тоже продюсер, а не только режиссер и художник. Он собрал вокруг себя творческую команду, провел полноценный кастинг артистов, не ограничиваясь труппой Большого театра. И, конечно, смелость его решений, возможно, спорных, но продуманных, понятных и логичных, вызывает уважение.

 — Диана Вишнева получила сразу две «Маски» по той же причине?

— Диана Вишнева — не только гениальная балерина. В данном случае в «Диалогах» она тоже выступила как автор идеи и креативный продюсер, пригласив коллег и партнеров в свою постановку. Мне кажется, что роль лидера, отвечающего в театре за процесс и результат, сильно возросла за последние годы.

— Что скажете о номинантах в области мюзикла и оперетты, наиболее близкой вам профессионально?

— Выбирали, к сожалению, между «не очень», «посредственно» и «плохо». За исключением «Бала вампиров», все остальное не соответствует принятым в мире стандартам качества.

Отечественные мюзиклы пытаются ставить как-то полупрофессионально и на скорую руку, не понимая или просто не отдавая должного сложности этого жанра. Это касается и продюсеров, придумывающих идею и организующих процесс постановки, и менеджмента, и творческой команды. Например, как можно всерьез рассчитывать на успех постановки мюзикла в драматическом театре силами этого театра? Ведь никому не приходит в голову ставить там оперу или балет.

Второй неприятный сюрприз — оперетта в России находится в плохом состоянии. Очень многое из того, что ставится в театрах оперетты по всей стране, включая Москву, не выдерживает критики. И это притом что в большинстве европейских столиц театры оперетты собирают полные залы. Не хочу обобщать, потому что есть исключения, но мне кажется, что проблема налицо, и она серьезная.

За исключением «Бала вампиров», «Маски», которые мы вручили за мюзиклы и оперетты (это мое личное профессиональное мнение), —  всего лишь авансы, пожелания, чтобы жанр развивался. 

— Отмеченные жюри спорные и скандальные постановки — это политические решения?

— Мы оценивали исключительно художественные достоинства постановок и не руководствовались никакими политическими решениями. Если говорить, к примеру, о нашумевших «Сне в летнюю ночь» или «Руслане и Людмиле», лично у меня они вызывают гордость за наш музыкальный театр. Я теперь знаю, что, помимо традиционного репертуара, порекомендовать своим друзьям, зарубежным гостям и коллегам, приезжающим в Москву. 

Комментарии
Прямой эфир