Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Странным образом увольнение всей редакции «Большого города», весть о котором только что разнеслась по Cети, не подкрепляет миф о грёбаной цепи, то есть о преследованиях оппозиционных журналистов за убеждения, о своеобразном запрете на профессию, а, напротив, подрывает его. Ну, Дзядко (бывшего главного редактора БГ), допустим, и впрямь огрели цепью (или даже цепом), а этих-то за что? Как ни крути, получается сугубо экономическая мотивация объективно безрадостных решений: отнюдь не «вон из профессии!», а всего-навсего «вон из рецессии!» Кризис не кризис, а рецессия-то на рынке печатных и сетевых СМИ налицо. Кипр опять-таки. .. Для одних ситуация на этом острове означает полное фиаско, для других — серьезную встряску, для третьих — временную неувязку, а для четвертых — удобную отмазку: держал, мол, крепостной театр, пока мог, а сейчас — увольте! То есть наоборот: а сейчас уволю!

Любопытно, что инвестор журнала Александр Винокуров предложил коллективу БГ на выбор несколько вариантов развития событий, среди которых: увольнение редакции сайта, увольнение всего персонала, сокращение заработной платы наполовину, но без увольнений, либо переход издания на краудфантинг… Ну, про краудфандинг не будем — это путь не профессионального издания, а местечковой стенгазеты вроде Colta.ru, да и там не работает, — но почему бы не согласиться на сокращение объективно неплохих зарплат (уменьшившись вдвое, они все равно останутся неплохими), с тем чтобы, счастливо избежав увольнений, продолжить заниматься любимым делом? Тут вопрос, однако, раздваивается. Любимым ли делом занимаются журналисты «Большого города»? А что, собственно, является для них любимым делом?

Журнал «Большой город» родственен (не столько структурно, сколько идейно) таким изданиям, как «Афиша», «Досуг», «Телегид» и т.д. Он — да и все они — не столько про жизнь, сколько про свободное время и его культурное препровождение. Какую книгу почитать, куда и на что в кино сходить, что по «ящику» не пропустить, где суши и сашими вкуснее, а где, наоборот, лобио и «Боржоми». Затем его и разбирают (бесплатно) во всяких далеко не самых дешевых заведениях, затем и листают, затем его рекомендациям и следуют. И, далеко не в последнюю очередь, затем здесь и размещают платную рекламу профессиональные организаторы человеческого досуга и прочей консумации. Алаверды: от нашего кошелька к вашему. И наоборот.

Однако на протяжении последних полутора лет занимающиеся любимым делом сотрудники БГ из номера в номер внушали своему читателю: мы были на Болотной и придем еще... Ну, были и были, бог с вами, а кушали-то что? И где? А попку-то чем прикрывали? А где такси ловили? Ах, у вас свои тачки (потому платят-то вам неплохо), а какие тачки? А что вы скажете, например, о «Шкоде» по сравнению с «Рено» и о «Рено» по сравнению с «Судзуки»?  Скажете, что Навальный уконтрапупил очередного депутата и что вот-вот уконтрапупят самого Навального — и уж тогда наконец наступит 1937 год? Но нам это, извините, неинтересно. От вас — неинтересно. Мы вас спрашиваем, где съедобная лазанья, а вы нам отвечаете, что Акунин задумал стать новым Карамзиным. Мы спрашиваем (и рекламодатель интересуется), как бы нам с толком и, главное, со вкусом потратить деньги, а вы отвечаете, что нет у нас приемов против Кости Сапрыкина. И против Григория Ревзина. И против Сергея Пархоменко. И не хотите садиться на половинную зарплату.

В перечне аргументов против разгона редакции БГ громче всех звучит такой (строго говоря, из него одного состоит и весь перечень): ряд журналистов БГ номинирован на премию «Политпросвет» и уже вошел в лонг-лист. Да, номинирован, но за что? За ресторанную критику или за оперную? Нет, за «Статьи о Болотном деле и о пытках в казанской милиции» в досуговом журнале «Большой город». Номинирован, но вместе с кем — со Львом Данилкиным, с Романом Волобуевым, с Михаилом Трофименковым и другими корифеями развлекательно-досуговой журналистики? Нет, вместе с Марией –  ПуссиРайот – Алехиной (письма из тюрьмы и интервью), вместе с Максимом – Семь Бубен – Кацем (блог maxkatz.livejournal.com), вместе с Александром – Попка – Морозовым (публикации в «Русском журнале» и других СМИ).  Да и весь этот лонг-лист сформирован всё по тому же принципу: мы были на Болотной и придем еще… Ну, вы, может, и придете, а досуговый журнал «Большой город» не придет. Или придет на половинной зарплате. Рецессия, знаете ли.

В одной из пьес Островского непохмелившийся купец определяет время по бою настенных часов. И, досчитав до 17 (из 12 возможных), горестно вздыхает: «По нашим грехам и этого мало!» Вот и половинной зарплаты — по грехам «Большого города» — его редакции много. Профессия терпит, пусть и со скрипом, рецессия — нет. Вот и получается «вон из рецессии!»

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир