Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Номер семнадцатый» становится первым

В Москве триумфально прошла премьера фильма о Валерии Харламове
0
«Номер семнадцатый» становится первым
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве состоялась на неделю опередившая прокат премьера «Легенды № 17» — фильма о жизни Валерия Харламова, начиная с детства, когда он гостил в испанском Бильбао, откуда родом его мать, до 25 февраля 1972 года — первого матча из серии суперигр Россия–Канада. О картине наверняка будут много и горячо спорить, но саму премьеру: то, какая публика собралась и как она принимала происходящее на экране, — иначе чем триумфом не назовешь. 

Свободных кресел в большом зале «Октябрьского» не наблюдалось вообще: звезды кино, телевидения, спорта сидели не на традиционных VIP-местах, а повсюду, включая ступеньки. Камеры, которые всегда гоняются за медийными лицами, тут растерялись: слишком велика оказалась концентрация объектов «охоты».

То, как вели представление группы продюсер фильма, гендиректор студии «ТРИТЭ», Леонид Верещагин и режиссер Николай Лебедев, было явно рассчитано на людей, знающих кинопроцесс изнутри. И понимающих, что пять лет работы над проектом — не фантастически большой срок. Что продюсерское кино — это не обязательно диктат режиссеру, а скорее помощь ему. Что много раз переделанный сценарий — это нормально.

В результате финальный вариант написали совсем молодые авторы: Николай Куликов, работавший с «ТРИТЭ» на «Шпионе», и Михаил Местецкий — известный фестивальной публике как автор уморительно смешных короткометражек. 

Атмосфера, возникшая в зале во время просмотра, напоминала нечто среднее между театром и хоккейным матчем. Хлопали каждому забитому голу и каждой мощной актерской сцене.

Названный «Легендой № 17» — по номеру, под которым выступал Харламов, — фильм в равной степени принадлежит и другому герою, тренеру Анатолию Тарасову. Его сыграл Олег Меньшиков, вновь, как во всех лучших своих ролях, доказавший, что равных ему и в мире можно пересчитать по пальцам.

Людям, плохо знающим хоккей (как я, например), трудно судить, сколько в том, что играет Меньшиков, от самого Тарасова — по фактуре на Тарасова вроде бы больше подходит Роман Мадянов, блистательно выступивший в роли тренера из Чебаркуля. Но Меньшиков играет любимую свою тему: абсолютного интроверта, героя-одиночки, живущего вопреки обстоятельствам, и делает это так, что спортивная драма поднимается до высот трагедии.

На разных этапах проекта на роль Харламова намечались разные исполнители, но то, что в конечном итоге «номером 17» стал Данила Козловский, сейчас кажется единственно правильным. Трудно представить себе другого актера поколения 20-летних, который выдержал бы психологический дуэт с Меньшиковым и плюс к тому убедительно смотрелся бы на льду.

Лед — главная стихия этого фильма, и постановочно сцены, на которых работала команда трудившегося на «Начале» и «2012» канадца Джоди Стесика, наверняка войдут и в историю, и в учебники.

Тем важнее, что собственно хоккейная составляющая не нарушила общую структуру картины, которая держится на конфликте Харламова и Тарасова  — в первой части и противостоянии их обоих функционеру из ЦК КПСС (Владимир Меньшов) — во второй.

Именно появление в сценарии персонажа Меньшова позволило авторам пройтись по тонкой грани: между патриотизмом как естественным чувством любого нормального человека и угарным ура-патриотизмом агитки.

«Советский хоккей — это не личности, это система», — заявляет герой Владимира Меньшова. «Система — ничто без личности, ее таланта, мужества, одержимости», — утверждают своим фильмом авторы «Легенды № 17».

Это важное, мощно прозвучавшее высказывание заставляет забыть многие огрехи фильма. И абсолютно «техническую», то и дело сбивающуюся на фальшь, любовную линию. И испанские сцены, от которых веет театральностью в дурном смысле слова. И даже карикатурность канадцев, которых режиссер явно пытался зарифмовать с крушащими все быками из испанского пролога к картине.

Говорят, внешний облик соперников советской сборной списывали с натуры, но достаточно посмотреть на фотографии той легендарной канадской команды, чтобы заметить: выражения тотального дебилизма на их лицах не было.

Чисто по-режиссерски — по точности деталей эпохи, по выразительности каждого персонажа — работа Петра Буслова в «Высоцком», на мой взгляд, сильнее. Но как целостное произведение «Легенда», думаю, вызовет больший энтузиазм в профессиональном сообществе. А в том, что зрители на этот фильм пойдут, после московской премьеры сомнений не остается. 

Комментарии
Прямой эфир