Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дэвид Доусон: «В Петербурге я узнал русский балет, как он есть»

Британский хореограф — о том, почему авангардисты превыше всего ценят традицию
0
Дэвид Доусон: «В Петербурге я узнал русский балет, как он есть»
Фото предоставлено пресс-службой фестиваля Dance Open/Patrick Wamsganz
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Среди членов жюри Международного фестиваля балета Dance Open, который начнется в Санкт-Петербурге 18 апреля, — знаменитый хореограф Дэвид Доусон, чьи постановки идут в крупнейших театрах мира. Корреспондент «Известий» позвонил британскому маэстро в Германию, где он проводил кастинг для очередного балета.

— Вы редко соглашаетесь работать в жюри балетных форумов. Почему приняли приглашение петербуржцев?

— Dance Open соберет на одной сцене множество отличных танцовщиков — хороший шанс посмотреть на то, что они танцуют, и оценить собственный уровень. С кем-то из этих артистов я уже работал, с кем-то мне только предстоит сотрудничать. Кроме того, я, хотя и записан в авангардисты, превыше всего ценю традицию. Санкт-Петербург — средоточие традиций, а наличие такого фестиваля — их продолжение. 

— В 2005 году вы поставили балет Reverence в Мариинском театре. Нет желания договориться об еще одной постановке?

— В 2005-м был потрясающий опыт. Я наконец узнал русский балет, как он есть. В Европе множество русских танцовщиков, но, как правило, это молодые звезды. А здесь была целая труппа, и она демонстрировала прекрасный уровень классического танца. Работая над спектаклем, я рассматривал их великолепную классику и как результат эволюции, и как одну из ее ступеней. Было бы здорово сделать еще что-нибудь здесь или в Москве.

— События в Большом театре вас не пугают?

— Нет. Такие происшествия — всегда дикость, они случаются в любой из жизненных сфер. Главное, чтобы Сергей Филин поправился. 

— Каким вы видите своего идеального танцовщика?

— Прежде всего я выбираю тех, кто хорошо двигается. Еще важно, чтобы артист был умным и умел демонстрировать чувства во время танца. Для этого требуется богатое воображение, и я часто помогаю танцовщикам — объясняю, о чем им нужно думать в определенные моменты. Конечно, мне нравятся артисты с хорошей классической  техникой. Но и это не главное. Танец — не просто движения. Это то, как эти движения соединяются. Задача хореографа — сделать красивую комбинацию. Задача артиста — одухотворить ее. 

— В ближайшее время вы планируете три мировые премьеры, так? 

— Верно, делаю две разные постановки на музыку Грега Хайнца: с Королевским балетом Великобритании в ноябре и с балетом дрезденской Semperoper в июле. А в июне начну работу с Национальным балетом Нидерландов. Это будет большой одноактный спектакль. Музыку специально написал Шимон Бжоска.

— Что из этих произведений делается не просто по заказу, но и для души?

— Мои балеты для меня как дети, все дороги. Могу сказать, что Opus 11, который я ставлю в Дрездене, — своего рода способ поблагодарить танцовщиков, которые работали со мной много лет. Часто ставят балеты про молодых людей, дерзких и активных. Мне же захотелось пофантазировать на тему умудренных опытом артистов, которым вскоре предстоит покинуть сцену. Когда знаешь, что твой танцевальный век недолог, стараешься не упустить ни одного мгновения.

— Это наблюдения из личного опыта?

— Отчасти да. Я закончил карьеру танцовщика в 2002 году. Но продолжаю танцевать в студии, когда создаю балеты. В свои постановки я всегда стараюсь внести что-то личное. Это попытка провести непрерывную линию повествования — из прошлого в будущее через настоящее. Но повествования не литературного, а эмоционального. Все люди в одинаковых ситуациях испытывают похожие эмоции. Я люблю современное искусство, современную архитектуру. Мне кажется, современный балет тоже должен найти свое место в истории. А я уже буду искать свое место в нем. 

Дэвид Доусон: «В Петербурге я узнал русский балет, как он есть» 

 Звезды балета поборются за ножку Анны Павловой

XII Международный фестиваль балета Dance Open обещает быть самым масштабным за свою историю. В Санкт-Петербург съедутся лучшие солисты 20 балетных трупп мира. 

В программе — мировая премьера «Весна священная» Эдварда Клюга (Словенский национальный театр Марибора), российская премьера Spazio–Tempo («Пространство–Время») Якопо Годани (Semperoper Ballett, Дрезден) и петербургская премьера «Классической симфонии» Юрия Посохова (Большой театр). 

В рамках фестиваля пройдет гала-концерт «История русского балета». Композиции из репертуара Анны Павловой, Матильды Кшесинской, Вахтанга Чабукиани и других легендарных мастеров предстанут в интерпретации Ульяны Лопаткиной, Анастасии Матвиенко, Анастасии Колеговой, Игоря Колба, Юрия Смекалова (Мариинский театр), Изабель Сьяравола (Paris Opera Ballet), Стерлинг Хилтин и Амара Рамазара (New York City Ballet), Евгении Образцовой, Анны Тихомировой, Михаила Лобухина, Дениса Медведева и Дениса Савина (Большой театр), Яны Саленко и Дину Тамазлакару (Staatsoper Berlin), Леонида Сарафанова (Михайловский театр), Эрмана Корнехо (American Ballet Theatre) и Дениса Матвиенко (Национальная опера Украины).

Как рассказала «Известиям» директор фестиваля Екатерина Галанова, особую живость концерту придадут видеоряд и конферанс:

— Мы повернем время вспять благодаря красочному фото- и видеоконтенту, основанному на уникальных архивных материалах, а также увлекательному рассказу ведущих, полному закулисных анекдотов и малоизвестных фактов, — пояснила г-жа Галанова.

Заключительным мероприятием форума станет гала-концерт мировых звезд балета. Кульминацией программы обещает стать фрагмент хореографической картины «Вальпургиева ночь» Леонида Лавровского в исполнении Дэниела Ульбрихта, Михаила Лобухина и Анны Тихомировой. А также дуэт из «Золушки» Кристофера Уилдона и фрагмент из балета A Sweet Spell of Oblivion Дэвида Доусона. 

Завершит фестиваль закрытая церемония вручения Международной балетной премии Dance Open. Победители получат хрустальную статуэтку, повторяющую очертания стопы великой балерины Анны Павловой. 

Комментарии
Прямой эфир