Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Валерий Гартунг: «От недвижимости не откажусь и из власти не уйду»

Один из самых богатых депутатов «Справедливой России» — о том, почему он против исхода бизнесменов из политики
0
Валерий Гартунг: «От недвижимости не откажусь и из власти не уйду»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Кремль в последние месяцы проводит курс на национализацию элит, выдавливая из власти бизнесменов, но не каждый из них готов согласиться с новой линией. Депутат Госдумы от «Справедливой России» и челябинский промышленник Валерий Гартунг рассказал «Известиям», почему не хочет избавляться от зарубежной недвижимости, а также сдавать мандат.

— Почему вы не согласны с идеей, что политики должны уйти из бизнеса?

— Потому что бывают разные ситуации. Если ты делаешь бизнес на политике — это коррупция и конфликт интересов. А если ты сначала построил бизнес и за счет этих доходов финансируешь политические организации, это нормально. Без поддержки бизнес-кругов никакая политическая сила не может добиться успеха.

— Но другие предприниматели уже начали покидать Совфед и Госдуму. 

— Да, многие толковые люди, состоявшиеся и с деньгами, могут уйти. Ну давайте теперь наберем вместо них кухарок. Для качественной работы парламента важно, чтобы в нем были представлены люди с разным жизненным опытом.

Я еще с 1990-х годов являюсь богатым человеком. Декларации подаю. За прошлый год у нас с супругой задекларировано 70 млн рублей, в позапрошлом — 100 млн. Старший сын у меня генеральный директор уже девять лет, другой сын ведет торговую сеть. Деловой опыт помогает мне понимать проблемы страны, механизмы, влияющие на экономику.

— А как вы относитесь к тому, что у влиятельных чиновников обнаруживаются офшоры на Кипре? Пишут, например, что он есть у жены первого вице-премьера Шувалова. Это компрометирующая информация? 

— Нет, и я могу привести множество причин, почему офшоры необходимы для ведения бизнеса. Возьмем, например, такую ситуацию. Две компании подписали договор, а потом другая не выполнила обещания. В российском праве невозможно заставить ее компенсировать убытки другой стороны, а британское право такую возможность дает. Поэтому офшоры политиков и чиновников нас не должны смущать, если их владельцы могут объяснить, откуда у них взялись деньги. Если чиновник задекларировал многомиллионный доход, проверьте его на конфликт интересов. Но если человек честно заработал и заплатил налоги, то он вправе инвестировать там, где считает нужным.

— Срок подачи чиновниками деклараций о расходах продлили до 1 июля. Это значит, что бизнесменам, желающим остаться во власти, дали время решить вопросы с собственностью?

— Я не понимаю эту отсрочку, ведь в подаче деклараций указываются сведения на период 1 января. Избавились вы от зарубежных счетов или нет — в декларации вы должны указать их состояние на 1 января.

— Значит, вы утверждаете, что ваш бизнес не порождает конфликта интересов с вашей депутатской работой?

— Бизнес у меня давно был. Мы с супругой учредили первое предприятие 24 года назад. В 1997 году я впервые был избран депутатом. В то время депутату запрещалось заниматься иной оплачиваемой деятельностью, поэтому я, оставаясь генеральным директором, перестал получать зарплату. В 1999 году была внесена поправка о запрете любой управленческой деятельности, и я передал все управление супруге.

— Но мы же понимаем, что жена в любой момент может сказать: «Валера, у меня в бизнесе проблема, помоги». И вы ведь поможете?

— Как должно поступать депутату, так я и поступаю. Если супруга или гендиректор предприятия напишет мне официальное обращение, что, мол, в отношении предприятия нарушается закон, я помогу. Но наши предприятия не получают денег из бюджета, не оказывают услуг за государственный счет. У меня есть пакет акций, но я им не голосую, не управляю, никаких решений не принимаю.

— У вас и недвижимость за рубежом имеется. Не собираетесь избавляться?

— Имеется, и она задекларирована. И не собираюсь избавляться от нее. И не собираюсь отказываться от мандата. Некоторые единороссы сейчас сплавляют свою собственность, потому что не могут объяснить, на какие деньги ее купили. А в моей семье все открыто, публично и улажено с законом. Во многих странах есть ограничение на покупку иностранцами квартир. В Швейцарии моя супруга несколько месяцев проходила проверку. У нас только одна квартира в Швейцарии, и если бы я такую же хотел купить в центре Москвы, она обошлась бы вдвое дороже. 

— Почему «Справедливая Россия» не вносит свои инициативы по борьбе с коррупцией, чиновничьим произволом?

— Много вносили и вносим, но наши инициативы не рассматриваются, а партия власти в это время имитирует борьбу с коррупцией. Народ возмущен, что чиновники воруют — так давайте покажем пару процессов с депутатами и чиновниками, у которых нашлись счета за рубежом. А на деле происходит так, что попросили их мандаты сдавать, но дали им другие хорошие места. Всех пристраивают, а оппозицию под шумок затаптывают. 

— Ваш коллега Дмитрий Гудков ищет зарубежные счета и недвижимость чиновников, но у него самого это есть. В чем тогда смысл разоблачений?

— Я задавал ему тот же вопрос. Наличие счетов и недвижимости за рубежом признаком коррупции не является. Мое имущество перед каждыми выборами обсуждает весь Челябинск. Мои избиратели знают лучше меня про мои счета и имущество, все задекларировано.

А тут оппозиция обвиняет представителей правящей партии, а они вытаскивают в ответ свои претензии. Бумеранг летает между фракциями, а в итоге авторитет всего парламента опустился ниже плинтуса. Государственную стабильность нужно строить не на раздорах, а на общественном согласии. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...