Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У меня совсем не героическая жизнь»

Наталья Сарганова, мама 35 приемных детей, рассказала «Известиям», как решить проблему социального сиротства
0
«У меня совсем не героическая жизнь»
Фото: 1tv.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мама 35 приемных детей из Тулы Наталья Сарганова стала одной из первых кандидаток на старый/новый орден Героя Труда РФ. В интервью «Известиям» она рассказала о роли Владимира Путина в ее судьбе, о том, что заранее думает о пенсии и поэтому собирается судиться за запись в трудовой книжке, и что, по ее мнению, нужно сделать, чтобы социальных сирот в России было не 83%, как сейчас, а гораздо меньше.

— Вы обрадовались, когда узнали, что можете стать Героем Труда?

— Даже не знаю, как ответить, это же еще не точно. И потом, на мой взгляд, не мне эту награду надо давать, никакая я не героиня. Обычная мама, таких много, и у меня обычная, совсем не героическая жизнь. Героев Труда, я считаю, надо давать шахтерам — у меня дедушка с бабушкой на шахте работали, отец шахтером был — вот у них тяжелейший труд, я это знаю. Или тем, кто на производстве работает, у станков стоит. Или многодетным матерям, которые сами детишек рожали, сами их растят и, несмотря на отсутствие всякой помощи, их не бросают. Вот это настоящие герои.

— Вам самой много помогали? Как вы вообще с 35 детьми справляетесь?

— Ну, сейчас-то у меня всего семеро детей, их них четверо маленьких. Остальные выросли, у них свои семьи. Больше 10 детей одновременно у меня никогда не было. Идеально, я считаю, 7–8 детей в семье, а если мама одна — не больше пяти, при условии, что она не работает. А иначе не справишься! Но мне очень повезло с семьей, потому что мне всегда все помогали. Вообще одна бы я никогда в жизни не справилась! Меня всегда поддерживал муж, он был ведущим инженером в Республике Коми, получал большую зарплату. У нас двое родных детей, остальные в нашей жизни появлялись сами. И знаете, я никогда не считала и не люблю, когда нашу семью называют приемной или тем более семейным детским домом. У нас обычная семья, и у нас все дети — любимые и родные.

— Так у вас семейный детский дом или приемная семья?

— Семейный детский дом у нас был с 1990 по 1999 год, а потом мне сказали, что надо создавать приемную семью и подписать гражданско-правовой договор. «А если я не хочу?» — попыталась я возразить. Ответили, что тогда заберут детей. Когда у нас был семейный детский дом, мы хорошо жили, тогда и свой дом начали строить. А потом все доплаты на детей урезали. Теперь вот в суд собираюсь — потому что с 1999 года у меня нет трудового стажа, а я хочу, чтобы мне его вписали. Понимаете, мы работаем, растим детей — а трудовой стаж нам не положен, и пенсия, представляете, какая будет? И у других приемных матерей те же проблемы — я, кстати, сказала об этом на встрече с Путиным. Он обещал подумать. А потом повернулся к кому-то и сказал: «Этот голос должен быть услышан!» (на конференции «Общероссийского народного фронта» в Ростове-на-Дону. — «Известия»).

— Насколько я понимаю, это было уже не первое ваше общение с Путиным?

— Да, он мне позвонил в декабре 2009 года и поздравил с Рождеством и наступающим Новым годом. Спросил, как дела. Я не поверила, решила, что это розыгрыш. Было это в полвосьмого вечера, это я помню. А о чем говорили — помню плохо, просто не ожидала такого звонка… Он спросил, как я детей в школу вожу. Ответила, что на «Калине». «Как же вы выезжаете?» — спросил Путин. Ну, отшутилась как-то. А нам потом микроавтобус подарили. И деньгами очень хорошо помогли — мы смогли и дом достроить, и хозблок отдельный сделать. А недавно вот игровую нам сделали — но это уже не Путин.

— Существует расхожее мнение, что детей в приемные семьи берут ради денег — потому что в провинции порой другой работы нет, а тут серьезные доплаты…

— Вы знаете, это такая чушь! Я всем говорю: «А вы возьмите и разбогатейте!» На маленького ребенка дают 6 тыс. рублей, постарше — 7 тыс., плюс 3,2 тыс. рублей доплата маме на каждого. Да, еще есть льгота — 800 рублей за электричество. Вот и всё. Но, знаете, когда мы с мужем брали в семью первых детей, тогда вообще никаких доплат ни за что не было — мы семь лет ни копейки от государства не получали, сами растили, благо муж хорошо зарабатывал. А потом, когда уже организовали семейный детский дом, то тоже всё сами делали, никаких уборщиц и воспитателей у нас не было, не положено это было. Но тогда у нас в семейных детдомах зарплата была, как у учителей высшего разряда, так что не жаловались. А вот многодетным семьям, у которых свои детки, не приемные, помогать, считаю, надо! Ну пусть бы мамам хотя бы по низшей ставке воспитателя в детском саду платили — 6 тыс. рублей, и чтобы стаж ей шел! Это ж сколько государство в итоге сэкономит, если мамы будут детишками заниматься, а не мыкаться по разным работодателям в поисках хоть какой-нибудь работы. Сколько из них останется дома! Я же со многими такими мамочками общаюсь, и они мне об этом сами говорили. Да и отцам многодетным не мешало бы помочь — сделали ли бы, что ли, какую-нибудь льготу тем же работодателям, если они таких отцов к себе берут. Вот это была бы реальная помощь, реальная профилактика социального сиротства. Я, кстати, Путину тоже об этом сказала.

— То есть вы за спасение родных семей?

— Ну конечно! Если семья нормальная, детишек там любят, но им реально не хватает денег — значит, им надо помогать! Вы посмотрите, сколько у нас детдомов, сколько малолетних преступников, спецприемники для них, инспекции по делам несовершеннолетних — колоссальные же деньги тратятся! А, может, их просто людям отдать, помочь им — и тогда дети дома останутся, и на всё это тратиться не придется. Я, конечно, обычная мама, а не государственный деятель, и, может, рассуждаю как-то не так, но мне кажется, тогда у нас не было бы 82% социальных сирот, как сейчас.

— Я читала, что первого ребенка вам подкинули…

— Мы никого из детей специально не брали, они сами к нам приходили. А первого прямо на пороге квартиры нашли, в Сыктывкаре еще, дочке нашей четыре года было. Мы с мужем решили оставить его себе. Потом у мальчика мама во время родов умерла, он к нам домой попросился — пришел с братиком и сестренкой. Максимка наш в пять лет только матом умел ругаться, воровал, аквариум разбил — да мало ли чего было. Как ты будешь ребенка винить или ругать, он же нормальной жизни никогда не видел, жил на помойке. И вот нашкодит кто-нибудь, — ситуации ведь разные бывают — а я сама себя дисциплинирую, успокаиваю, а потом разбираю всё по пунктам. Всем детям нужна любовь и ласка, им хочется на ночь прижаться к маме, чтобы погладили ребенка, поцеловали в лобик. И всё — и со временем это другой ребенок будет. Максиму сейчас 11, недавно учительница мне за него спасибо сказала — он у нее теперь первый помощник, а поначалу казалось, что случай неисправимый. Или вот девочка у меня — в 13 лет в родной семье подверглась насилию, родила ребенка. А куда ей с ним идти — ведь никуда ее не брали, ничем помочь не могли. А она не отказалась от малыша, не бросила его. Теперь вот вдвоем у нас дома живут. И сейчас вот просят: возьмите ребенка, помогите!

— И вы что — всех берете?

— Сейчас со старшими дочерьми советуюсь — они у меня умные, с высшим образованием, помогают во всем. Без их помощи я бы не справилась. Знаете, когда муж умер, я осталась с девятью детьми на руках. И чтобы я делала, если бы меня не поддержали старшие дети, сестры мои не помогли, бабушка и дедушка, которые прожили очень долгую жизнь и только недавно из нее ушли? Говорю же: мне просто очень повезло с семьей! Знаете, никогда я для себя ничего не просила и, конечно, очень удивилась, когда мне вдруг помогать стали. Но мы с сестрой и сами помогаем — входим в Тульскую областную ассоциацию приемных семей. За других просим, письма разные пишем, надо — продукты привезем, денег соберем. У одной приемной мамы муж умер, помогали ей, чем могли. У другой — сын приемный институт бросил, а ей ничего не сказал, в общем, разные вопросы приходится решать. Вы знаете, мне кажется, что очень важно, чтобы повысился престиж многодетных семей, чтобы не смотрели на них, как на ненормальных каких-то. И чтобы люди не боялись брать чужих детей в свои семьи, потому что это не страшно! И потому что детям очень важно, чтобы их кто-то любил и целовал в лобик перед сном.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...