Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бюро президиума центрального совета политической партии «Справедливая Россия» исключило из партии депутата Государственной думы Дмитрия Гудкова и его папу, бывшего депутата Государственной думы Геннадия Гудкова. Как сказано в решении, «за действия, наносящие вред интересам партии».

Это решение удивило и возмутило как самих исключенных, так и их ближайших соратников. «Для нас это полная неожиданность. Честно говоря, мы думали и были готовы, что нас исключат из руководства», — сказал Дмитрий Гудков, и в этих его словах сконцентрировано всё, что мы должны знать про российскую партийную жизнь.

Что такое политическая партия в общепринятом понимании? Это организация,   отстаивающая определенные взгляды на государственное устройство и стремящаяся прийти к власти для того, чтобы реализовать эти взгляды. Что такое политическая партия в современной России? Это инструмент решения бизнес-вопросов. Ни одна из русских политических партий, кроме «Единой России», последние 15 лет не хотела приходить к власти. Потому что власть в такой стране, как Россия, — это неизбежные обвинения в авторитаризме, в глупости, в недальновидности, в воровстве и продажности, в фальсификации выборов и в страшной коррупции. Ну вот представьте себе «Единую Россию» после того, как они проиграют. Можете представить? Не можете?

Вот именно поэтому ни одна из существующих в России политических партий и не хочет быть партией власти. Потому что это победа на 1–2 созыва. А потом — всё.

А вот если ты вторая-третья-четвертая фракция в Государственной думе — ты можешь принимать участие в решении действительно важных вопросов (а это не вопросы о пропаганде гомосексуализма) теоретически бесконечное количество времени. Со всеми вытекающими отсюда деловыми последствиями.

Театральность проблемы заключается в том, что доселе инструментом решения вопросов считалась только партия «Единая Россия». Ну, может быть, еще ЛДПР (изначально создававшаяся как инструмент). А вот КПРФ и «Справедливая Россия» каким-то странным образом считались партиями, оппозиционными «Единой России». Дело даже не в том, как они действовали (а голосуют они все в думе нынешнего созыва, напомню, практически солидарно), а просто в некоем ощущении. И если в отношении КПРФ (имеющей старейший ядерный электорат) это еще можно понять, то в отношении «Справедливой России» — никак. Это партия-суррогат, компиляция синтетического проекта «Родина» (технологического спойлера КПРФ), совершенно нелепого со всех точек зрения проекта «Партия Жизни» и действительно живой политической Партии пенсионеров. За счет вхождения в «Справедливую Россию» ряда популярных в народе политиков эта партия стала позиционироваться как «социал-демократическая» и «оппозиционная». Запомните этот момент — именно за счет вхождения в партию популярных в народе политиков! Потому что разоблачение фокуса кроется именно в этой закладке.

Кто такие были в народном понимании Дмитрий и Геннадий Гудковы? Участники митингов протеста. Пострадавшие за правду защитники простого русского человека. К таким ничего не липнет — ни охранные предприятия, ни строительные рынки, ни семейственность. Всё, что говорили против Гудковых, воспринималось как ложь и инсинуации. Никому нельзя верить. Только Гудковым. Потому что они — настоящие народные политики, состоящие в настоящей народной политической партии.

И вот вдруг народная политическая партия исторгла Гудковых. Понять это можно — я сам был однажды при политической партии и помню, насколько это меня ограничивало. Всё, что ты говоришь, будучи ассоциируем с партией, — это слова партии. Ты уже не можешь говорить от себя, потому что тебя нет — есть только партия. Именно поэтому в любых дебатах партийный участник всегда проигрывает беспартийному. Гудковы занимались своими делами, это мешало партии — и партия их прогнала. Это понятно.

Непонятна реакция Гудковых. Вдруг оказалось, что это исключение — удар. Причем удар не только для Гудковых. О «замораживании» своего членства заявил Илья Пономарев (к слову, зимой он обещал выйти из партии в случае исключения Гудковых — как, впрочем, и Гудковы обещали сдать свои мандаты в случае нероспуска Государственной думы). А самое главное (и самое незамеченное) — о выходе из партии заявила жена Дмитрия Гудкова Валерия. Почему? Она перестала разделять идеалы социал-демократии? Илья Пономарев тоже перестал быть социал-демократом?

Да нет. Просто для них партия «Справедливая Россия» не была носителем социал-демократического проекта. Они не собирались прийти к власти в составе этой партии. Партия для них была всего лишь инструментом — инструментом неприкосновенности, медиаинструментом, инструментом решения бизнес-вопросов. Ну то есть инструментом всего того, в чем постоянно (и справедливо) обвиняют «Единую Россию» все без исключения аналитики.

И вот — бинго! — партия, которую многие избиратели не считали инструментом из-за вхождения в нее ряда популярных «народных» политиков, вдруг оказалась инструментом в руках этих самых «народных» политиков!

Фокус эффектный, но, к сожалению, скверный. Причем для кого он более скверный, пока не очень понятно, — для исключенных или же для исключивших. В «Справедливой России» не так уж и много носителей идеи осталось. А ну как они тоже вздумают на митинг прийти...

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир