Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Суд пересмотрит дело офицера НКВД, посадившего конструктора Королева

По представлению прокуратуры Верховный суд пересмотрит приговоры сотрудникам госбезопасности, участвовавшим в массовых репрессиях
0
Суд пересмотрит дело офицера НКВД, посадившего конструктора Королева
Фото: Глеб Щелкунов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Верховный суд пересмотрит сразу несколько «расстрельных» приговоров 1930-х годов прошлого века, вынесенных ряду советских старших офицеров НКВД. Они участвовали в массовых репрессиях, а затем и сами попали под сталинские зачистки. Ранее эти чекисты были признаны не подлежащими реабилитации, однако Главная военная прокуратура (ГВП) подала представление на пересмотр приговоров.

Военная коллегия Верховного суда (ВС) рассмотрит в порядке надзора сразу шесть представлений на приговоры, вынесенные семи сотрудникам НКВД. Речь идет об Иване Бочарове, Николае Деткине, Прокофии Долгопятове, Константине Валухине, Анатолии Гречухине, Михаиле Жигунове и Ефиме Либенсоне. Все они, кроме последнего, занимали при наркомах НКВД Генрихе Ягоде и Николае Ежове высокие посты. Когда в спецслужбу в 1938 году пришел Лаврентий Берия, чекисты сами были арестованы. К тому времени все они являлись начальниками региональных управлений НКВД и носили звания майоров и старших майоров НКВД, что соответствовало уровню армейских комбригов и комдивов.

Ранее их заслуги были высоко оценены. Бочаров в 1937 году получил орден «Знак Почета» «за раскрытие шайки диверсантов и вредителей в Кемерово», Валухин «отличился» в Омске и был переведен 1-м секретарем Свердловского обкома, но вскоре был снят с поста как «не справившийся».

Большинство офицеров, чьи дела пересмотрит суд, были расстреляны, и лишь некоторым из них дали длительные сроки лишения свободы. Среди последних оказался и Ефим Либенсон. Он благополучно пережил чистки и угодил под суд только после смерти Сталина. Кстати, именно Либенсон в свое время утверждал сфабрикованное уголовное дело советского конструктора ракет Сергея Королева. Он избежал участи Берии и его сподвижников и «отделался» 25 годами лагерей, откуда был досрочно освобожден в 1968 году. Стоит отметить, что дела этих сотрудников НКВД уже рассматривались, но под реабилитацию они не попали.

Официальные представители ГВП не стали комментировать ситуацию вокруг бывших сотрудников НКВД. В Верховном суде «Известиям» пояснили, что приговоры времен 1930-х годов периодически поступают к ним на пересмотр, и по ним принимаются совершенно разные решения.

Эксперт по истории советских органов госбезопасности, зампред совета Научно-информационного и просветительского центра общества «Мемориал» Никита Петров пояснил «Известиям», что упомянутые сотрудники НКВД не подлежат никакой реабилитации.

— Эти люди лично руководили «тройками», выносившими смертные приговоры. Были единичные случаи, когда руководители такого ранга и сами участвовали в расстрелах, но этим обычно занимались «энтузиасты» своего дела, — поясняет специалист.

По его словам, прокуратура сама имеет право реабилитировать осужденных и без вмешательства суда. Но такого решения в отношении этих сподвижников Ежова и Ягоды не принято, так что речь скорее идет о правильной квалификации их действий.

— Ведь они, как и многие их жертвы, также были осуждены по «контрреволюционной» 58-й статье тогдашнего Уголовного кодекса, — поясняет Петров. — Однако их нельзя назвать изменниками родины в прямом смысле, поскольку они и сами исполняли приказы. Поэтому их действия, видимо, просто переквалифицируют по другим статьям.

При этом Никита Петров отмечает, что иногда позиция ГВП вызывает недоумение — например, реабилитация таких одиозных расстрелянных руководителей НКВД как Яков Агранов и Лев Залин. Кроме того, по его словам, недавно поступило заявление о возможности реабилитации и самого Генриха Ягоды. Он также отметил, что право обратиться в прокуратуру с просьбой проверить обоснованность осуждения по политическим мотивам имеют не только родственники погибших, но и любой гражданин или общественная организация.

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев согласен с тем, чтобы с расстрелянных офицеров НКВД сняли обвинения в измене родине и шпионаже, потому что они должны отвечать не по этим статьям, а за массовые репрессии.

— Если эти палачи будут полностью оправданы, то наша организация совместно с другими будет добиваться суда над ними, — заявил правозащитник.

По его словам, совершенные ими преступления не имеют срока давности, и их виновность можно доказать и спустя много лет.

Комментарии
Прямой эфир