Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Премия ТЭФИ разлагалась очень долго, год за годом теряя своих ключевых игроков, а закопали ее в один день, когда о своем выходе из телевизионной академии объявил «Первый канал», а ее президент Михаил Швыдкой сложил с себя полномочия и предложил профессиональный конкурс больше не проводить.

А ведь это была уникальная премия. Она вручалась 17 раз — в разные эпохи, при трех президентах РФ, — однако набор претензий к ней оставался неизменным. У вас давно не было необходимости лично присутствовать на церемонии ТЭФИ, чтобы написать о ней репортаж. Ваш текст, написанный заочно, все равно совпал бы с текстами коллег, сидевших в зале. Абзацы (пусть в разной последовательности) были бы такими:

1. Телевизионщики не умеют радоваться чужому успеху. Они сидят с каменными лицами, когда награждают их коллегу. Это чудовищно контрастирует с премией «Оскар», где люди обливаются слезами счастья, когда приз отходит конкуренту.

2. Итоги голосования — несправедливы. Наверняка «свои» (телеакадемики — представители конкретных каналов) голосовали за «своих» (продукцию этих же каналов).

3. В номинациях — совмещение несовместимого. Разве могут (условно) «Спокойной ночи, малыши!» конкурировать с «Большой разницей» в разряде развлекательных программ?

4. Списки конкурсной продукции — убоги. Во что превратилось телевидение? И почему в конкурсе не были представлены по-настоящему достойные программы, которые все-таки существуют на ТВ?!

5. Выступление одного из участников при трансляции церемонии по ТВ подверглось цензуре. Сами себя режут! Вот он, символ состояния современного ТВ.

6. Зачем нужна эта премия, когда основную часть призов все равно унесет «Первый канал»? Сэкономьте время и деньги, потраченные на мероприятие, — отдайте ему всё безо всякого конкурса.

«Первый канал», который забирает «всё» — это и было главным пунктом, из-за которого посыпалась ТЭФИ. Остальные пять могли крутиться вместе с самой премией еще 10-летиями. А вот бесконечного, ломового успеха продукции «Первого» не могли вынести ни критики, ни тем более конкуренты. И это не вчера началось. Наугад цитирую одну из публикаций об итогах ТЭФИ (1997 год): «Опять все забрал «Первый канал»! Среди 33 финалистов львиная доля — 18 победных статуэток — принадлежит ОРТ. Как же так? Ведь канал подвергается острой критике как зрителями, так и профессионалами!»

Конкуренты, сжав зубы, терпели это безобразие аж до 2007 года. А потом, в течение двух лет, из конкурса оскорбленно вышли ТНТ, НТВ и ВГТРК (это случилось после того, как «Первый» получил больше половины статуэток ТЭФИ). Таким образом, церемония 2009 года, когда у «Первого» серьезных конкурентов вообще не осталось (скажем, в номинации «Ведущий ток-шоу» конкурировали Александр Гордон, Лариса Гузеева и Андрей Малахов — все с одного канала), получилась невероятно смешной. Ведь каждый из лауреатов, поднимаясь на сцену, обычно благодарит начальство. И вот поскольку представители «Первого канала» получили тогда 17 из 26 призовых статуэток, то и руководитель канала Константин Эрнст столько же раз со сцены получил благодарность.

И даже после этого премия жила еще несколько лет, хотя критика в ее адрес становилась всё экспрессивнее, поскольку подрастало новое поколение телевизионщиков, не слишком озабоченное дипломатией.

Когда знаменитая Валерия Гай-Германика не получила премию за свой сериал «Школа» (ТЭФИ тогда отошла другому режиссеру — Андрею Кравчуку, который снял сериал «Адмирал» опять же для «Первого канала»), она в интервью «Комсомольской правде» разразилась бурной тирадой, большую часть которой газете пришлось «запикивать»:  «ТЭФИ дали, блин, Кравчуку. Вы смотрели фильм «Адмирал»?! Почему Кравчук — лучший режиссер года? Не понимаю я. Да для меня уже эта премия не существует. Этот набор пенсионеров, б..., которые понятия не имеют о профессии! Почему какой-то очкастый х..., который снял «Адмирала», считается режиссером, а я — нет? Нормально, б..., вообще?! П...ц!» 

Премия ТЭФИ по разным причинам и в разные годы уже переставала существовать для Сергея Доренко, для Владимира Соловьева — они просили не награждать, не тратить силы, все равно не придут, не возьмут и пр. Премию однажды отказался взять большой режиссер Олег Дорман, поскольку нескольких персонажей из Российской телевизионной академии считал нерукопожатными. Однако все эти отдельные отказы, конечно, не могли поставить на премии тот большой крест, который в конечном счете водрузил над ней ее главный получатель.

Что дальше? Как и кому оценивать телевизионный продукт? И надо ли его оценивать?

Если согласиться с тем, что сотруднику телевидения, как и любому творческому человеку, непременно нужна профессиональная оценка его заслуг, то проще всего пойти по пути, которого давно и неуклонно придерживается Союз журналистов РФ: никакого конкурса. Газета выдвинула своих претендентов — союз постарался уважить их разного рода дипломами в День печати. Точно так же и телевидение может собрать некий совет ветеранов, которому раз в год, накануне какого-нибудь там дня рождения российского ТВ, каналы будут сдавать заявки на грамоты, а заодно и взносы на банкет для лауреатов.

К сожалению, я не вижу никаких других вариантов профессиональной ТВ-премии, на которых сегодня сошлись бы все.

Слишком дикие — в буквальном смысле — противоречия существуют между каналами (одно контрпрограммирование чего стоит), слишком велики сейчас противоречия и в самом сообществе — академики не скрывают, что иногда голосуют за продукт не по принципу его зрительской привлекательности, а по принципу наличия в нем политической фронды.

Хотя... Вот схема, которая решила бы, по крайней мере, проблему вечной обиды на «Первый канал». Телекомпаниям предлагается вернуться в ТЭФИ при том условии, что в ней не будет участвовать «Первый». А самому «Первому» в качестве компенсации морального ущерба поручается роль единственного судьи в этом конкурсе. Ему, конечно, могут пенять на то, что он судил необъективно. Но хотя бы не смогут попрекнуть тем, что львиную долю статуэток он снова забрал себе.  

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир