Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Андрей Крайний: «Чего мне бояться, я ничего не нарушал»

Глава Росрыболовства рассказал «Известиям», что уверен в безосновательности предъявленных обвинений
0
Андрей Крайний: «Чего мне бояться, я ничего не нарушал»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении руководителя Федерального агентства по рыболовству Андрея Крайнего по статье 292 УК РФ («Служебный подлог»). Следователи уверены, что глава ведомства знал, что его подчиненный, руководитель Северо-Западного территориального управления Росрыболовства Сергей Муравьев был задержан при покушении на получение взятки в 5 млн рублей, и дал указание  подготовить приказ об увольнении Сергея Муравьева «задним числом».

— Как вы можете прокомментировать обвинения Следственного комитета?

— Это далеко не первый допрос. Следователи считают, что приказ об увольнении Муравьева был подписан «задним числом». На самом деле, по поводу Муравьева агентство само проводило проверку в течение восьми месяцев. Был акт о недостатках в работе составлен. Затем мы попросили УВД по Санкт-Петербургу предоставить нам данные. Были основания полагать, что господин Муравьев предоставил не все данные об имуществе. Я объявлял ему выговор, потом отстранял от работы. И только после этого он был уволен. Поэтому говорить о том, что вдруг появился приказ об увольнении — это неправда. В отношении Муравьева мы давно и напряженно работаем. Так что это не гром среди ясного неба. Мы хотели его уволить за то, что он в декларации указал не все имущество.

— Почему раньше не уволили?

— Он лег на больничный. А по трудовому кодексу нельзя уволить работника пока он болеет. Только он появился в кабинете моем я дал распоряжении его уволить.

— Почему тогда на вас подозрения пали?

— Следствие полагает доказанными факты получения взяток Муравьевым. И если б он был чиновником, то это взятка. А если на момент получения денег чиновником не являлся, то это мошенничество. Разные статьи. Но, на мой взгляд, если эпизоды доказаны, в суде устоят, то семь лет он получит или 10, для него принципиальной разницы нет. Просто взятка громче звучит.

— На допрос пойдете?

— На допрос пойду, все документы предъявим: и выговор, и приказ об увольнении. Все пойдем и объясним.

— Не боитесь?

— Чего мне бояться, я ничего не нарушал. Нас так проверяют постоянно. Довольно часто бывают и дела уголовные, и допросы, как правило, заканчиваются ничем.

— Получается вас крайним хотят сделать?

— Не всегда таким делам дают огласку, на этот раз решили дать. Мы сами отправляли запросы. У нас в системе 5 тыс. человек. И полагать, что все они чисты... ну люди разные бывают. Никого не собираемая покрывать. Может быть, следователям и жаль, что мы его уволили. Может, они его хотели прям в рабочем кабинете арестовать. Красивее, с точки зрения телевизионной картины.

Комментарии
Прямой эфир