Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Педикюр для громилы

Известный журналист Валерий Панюшкин написал роман о том, как перевоспитать убийцу силами «глянцевого» редактора
0
Педикюр для громилы
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новая книга Валерия Панюшкина «Все мои уже там» начинается как производственный роман из жизни глянцевых журналов. Алексей Зайцев, от лица которого ведется повествование, подводит итоги своей 20-летней работы в «старейшем российском мужском журнале»: «Я научил всех теперешних миллионеров вязать галстуки и не рыгать за столом». Однако чему учить дальше тех, кто уже «читает и не рыгает», он не знает.  

Так что остается только ждать, когда среди тех, из кого он «сделал человека», найдется тот, кто заменит его самого: «С ревностью и даже завистью я следил, как уверенною рукой ведут свои издания Филипп Бахтин или Коля Усков, годившиеся мне в дети, и всякий раз, отложив свежие номера их журналов, не желал уже смотреть свежий номер своего собственного».

Этим кем-то оказывается его собственная секретарша, которая, словно прочитав книгу «Дьявол носит Prada», превращается из интеллигентной девушки в «бесчувственную суку». Возглавив весь издательский дом, она терроризирует бедных творческих людей, запрещая им cвободный график, а заодно почему-то заставляет главного героя сбрить усы. 

Но дьявол в Prada все же увольняет главного героя, и он оказывается на улице в своем «неброском, но дорогом пиджаке «Харрис Твид» и в ботинках «Бали». Новым работодателем оказывается совсем другой человек. Популярный «жж-юзер Обезьяна» возглавляет группу «Холивар», «объединение молодых художников, которые учиняют на улицах Москвы и Петербурга остроумные шалости». Акционисты, в которых угадываются участники группы «Война», рисуют фаллос на Литейном мосту и переворачивают полицейские авто.

Валерий Панюшкин придумывает для них гениальную в своем идеализме акцию. Всем еще памятен «жемчужный прапорщик», 37-летний омоновец, отличившийся особой жестокостью при разгоне одного из митингов. Именно этот персонаж стал прототипом еще одного героя романа. Валерий Панюшкин назвал своего прапорщика «янтарным», сделал его моложе лет на десять, навесил на него убийство, взял в плен и попробовал его перевоспитать.

Такую просветительскую работу и получает патриарх гламурной журналистики. Акционист привозит героя на огромную рублевскую дачу, где пленного охраняют другие холиваровцы.

Обучение налаживается не сразу: «Слышишь, Толик! Будешь штудировать Катона на латыни. Вставай! — Толик продолжал корчиться и только прохрипел: — Какого хрена?». Но постепенно герой и его воспитанник продвигаются от Колобка к Гумилеву. В программе — «фехтование, логика, танцы, одежда, стихосложение, педикюр, маркетинг и толерантность». Сам акционист должен научить его рисованию, а его беременная подруга — «занимательной беседе».

Автор не упускает и небольшую деталь: перед тем как стать послушным учеником, Толик при попытке побега хорошенько получает камнем по голове. Видимо, это все-таки необходимо, когда речь идет о таком важном деле, как просвещение.

На этом бы и закончить этот «Новый Пигмалион», но ведь автор сделал своего «янтарного прапорщика» молодым, да еще выходцем из деревни, да еще его бабка была местной акушеркой. Конечно, когда беременная акционистка начинает рожать, а Обезьяна, задумавший наказать отнюдь не только одного пленника, запирает дачу и отключает телефонную связь, то бабкины умения оказываются важнее, чем все научные познания.  

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир