Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Стенограмма суда над Pussy Riot — это готовая пьеса»

Актер Никита Ефремов — о театрализации жизни, авторитете деда и отца и о том, почему интересующие его роли никому не нужны
0
«Стенограмма суда над Pussy Riot — это готовая пьеса»
Никита Ефремов. Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В новом проекте «Первого канала» — многосерийном фильме «Поединок» по произведениям Куприна — Никита Ефремов сыграл главную роль подпоручика Ромашова. Эта работа позволит увидеть актера, известного участием в легких молодежных комедиях, в новом качестве. С представителем известной театрально-кинематографической династии встретился корреспондент «Известий».

— Какие впечатления от работы над фильмом по Куприну?

— К сожалению, сценарий сильно отличается от повести, мой герой очень изменился. Ромашов Куприна не соответствует нашему времени, поэтому сценаристы наделили его геройскими чертами. Из застенчивого борца он превратился в борца действенного.

— Почему согласились на материал, если сценарий вам не близок?

— Потому что побеждает тот, кто работает. Сейчас с материалом проблемы. Редко бывает, что сценарий в тебя попадает. Конечно, мне интереснее играть человека, который борется с системой, чем человека в системе. Ромашов сопротивляется — по мне, он единственный живой человек в «Поединке». 

— Вам важно, что вы играете человека в мундире?

— Для меня важней среда, в которую погружен герой. В 1904 году Россия кипела. Начало этого большого нагноения как раз показано у Куприна. Странно, что этот проект возник, к тому же на «Первом канале». Если ставить «Поединок», следуя авторскому тексту, получится совершенно антироссийская вещь.

— Не было дедовщины со стороны более опытных партнеров — Романа Мадянова и Михаила Пореченкова?

— Нет, вы что. Слава богу, на площадке царит партнерство и взаимовыручка. Во многом то, сойдешься ты с партнером или нет, зависит от тебя самого. Мне пока везет.

— Думаете, после выхода этой картины в вашей кинокарьере произойдет поворот?

— Может быть. К сожалению, у меня такая профессия, что не я выбираю, а меня выбирают. Есть спрос на определенную продукцию, люди ходят в кино отдохнуть.

— Значит, они хотят видеть легкие комедии, в которых вы так часто снимаетесь?

 — Я стараюсь выбирать доброе кино. К тому же, когда читаешь сценарий, часто видишь один месседж, а после работы режиссера, продюсера и монтажера получаешь другой.

 — Нельзя предотвратить ошибку?

— Можно. Интуиция иногда подсказывает какие-то вещи, но все мы люди и кушать надо. Перед артистом всегда стоит выбор: либо ты — Жанна д’Арк, либо — продажная сволочь. Я обычно нахожусь посерединке. Все равно роли, которые я хотел бы сыграть
в кино, сейчас не имеют спроса у массовой аудитории.

— О каких ролях идет речь?

— Хочу сыграть «Сон смешного человека» Достоевского, но не хватает времени. Конечно, меня эта мини-Библия интересует, но я понимаю, что вокруг всех интересует бабло.
Поэтому для меня театр пока на первом месте. Люди приходят туда с другим настроением и без попкорна.

— Вы не причисляете себя к обществу потребления?

— Я тоже часть этой системы, но я не указываю в райдере беременную шиншиллу.  

— Вы себя видите актером авторского кино?

— Мало того, что вижу, но и снимаюсь в нем бесплатно. Последняя работа — в фильме «Репетиция», где играю актера.

— Вы говорили, что во время учебы в Школе-студии МХАТ чувствовали себя настолько талантливым, что не понимали, зачем вам чему-то учиться. 

— Я поступил в Школу-студию в 17 лет и до 19 был абсолютным ребенком. С тех пор я изменился и повзрослел. Знаю, что есть актеры, которым нужно сильно напрячься, чтобы роль получилась, а другим, наоборот, необходимо расслабиться. Пока не понял, к какому типу принадлежу. Иногда мне просто необходимо похвалить себя самого, нельзя же только раздирать себя на части.

— Со звездной болезнью знакомы?

— Не мне судить. Мне кажется, что нет.

— Ваш дед — Олег Ефремов, отец — Михаил Ефремов. Их авторитет на вас не давит?

— Мы очень разные люди из разного времени. Мы не можем быть похожи. Я рад, что мне всё время нужно до них дотягиваться. Это хорошая внутренняя цель.

—  Что сейчас репетируете в театре?

— После Нового года начнем репетировать с моей бабушкой Аллой Борисовной Покровской новый спектакль про бабушку и внука. Он будет идти в «Современнике», больше пока ничего сказать не могу.

Считаете, что театр «Современник», где вы служите, сегодня оправдывает свое название?

— Бесспорно.

— Даже несмотря на то, что он не похож на такие современные площадки, как, скажем, «Театр.doc»?

— Это разные вещи. «Театр.doc» занимается поиском современного языка через документалистику. Сейчас в искусстве хорошая полоса. Мне кажется, скоро начнется небывалый расцвет. Так всегда бывает, когда вокруг гниль, как в нашей стране. Вы посмотрите, как девушки из Pussy Riot сняли маски с общества. Я сейчас не говорю об их акции, это пусть суды разбираются. Как театральный человек, читая стенограмму из Хамовнического суда, я ловил себя на мысли, что это готовая пьеса. Ничего придумывать не надо. Спасибо большое властям, что они продолжают свой цирк. Этот цирк нам очень интересен.


Комментарии
Прямой эфир