Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»

Директор музея дизайна Александра Санькова — об экспозициях в здании «Известий», мебели 1960-х и ценности сломанных вещей
«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Фомичев
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве открылся музей дизайна. Первая выставка, посвященная советскому дизайну 1950–1980-х годов, собрала самые разные экспонаты — от наручных часов «Ракета» и спортивных костюмов с символикой Олимпиады-80 до радиолы «Ригонда», электрогитар и первых советских телевизоров. Директор музея Александра Санькова ответила на вопросы корреспондента «Известий».

— Музейно-выставочное объединение «Манеж» предоставило вам помещения в цокольном этаже здания вблизи Кремля. Но я знаю, что первая выставка музея дизайна должна была пройти в автобусе.

— Делать такой музей в Москве сложно, здесь дико дорогая аренда. Попыток было много, ни одна не завершалась успехом. Мы стали искать партнеров. К счастью, нашли автоколонну, ее директор проникся идеей и дал нам автобус. Мы его собираемся переоборудовать, сделать мобильный зал с семью тачскринами, на которых можно будет изучать историю дизайна, и ездить по Москве, показывать людям.

— Сколько туда помещается предметов?

— Один–два–три. Это образовательный модуль, задача — дать информацию. Мы думали ездить на этом автобусе лет 10–15. Автобус появился весной, а вскоре мы показали идею Марине Лошак (директор Музейно-выставочного объединения «Манеж». — «Известия»), которая и предложила нам открыть постоянный музей в Манеже, с помещениями для хранилищ и офиса.

— Кто покупал коллекцию? Это же большие деньги.

— Мы отдали все, что сами собирали. А еще нам дизайнеры отдают свои архивы. В советские годы многое просто выкидывалось на помойку. Сейчас, когда приходишь к дизайнерам, видишь, как они радуются, что хоть кто-то проявил интерес к их работе. Но никто не занимается их наследием, историей, не изучает, как разрабатывались вещи. Так что теперь нам говорят: «Ну наконец-то! Хоть кто-то проявляет к нам интерес».

— Знаменитый институт технической эстетики (ВНИИТЭ) в свое время показывал свои достижения.

— Да, в здании «Известий» на Пушкинской площади у него были витрины с лучшими образцами советского дизайна. Но в 1990-е годы это все куда-то исчезло. Сегодня многие вещи хранятся в частных руках. К выставке же мы отреставрировали модель вездехода — то немногое, что осталось во ВНИИТЭ.

— Вы всё же сотрудничаете с институтом?

— Мы встретились со множеством дизайнеров, работавших в институте технической эстетики и в знаменитой студии «Сенеж», сделали с ними фильмы, которые показываем в залах. Сняли интервью с 93-летним Юрием Борисовичем Соловьевым, директором ВНИИТЭ и одним из основателей общества «Мемориал», поговорили с автором «Москвича С-1» Игорем Зайцевым и выставили единственную существующую модель этого автомобиля.

— Что будет темой следующих выставок?

— К первой выставке мы относимся как к общему обзору — это лишь десятая часть того, что мы разыскали. В принципе, любой ее раздел может стать темой отдельной выставки. 1960-е сейчас снова входят в моду, ретро — актуальная тема. Мы только начали готовить выставку, а из Европы уже посыпались на нее заявки. Это плохо изученная тема, существует едва ли дюжина книг о ней, и то в них много личного — воспоминаний, авторского взгляда, нет академических исследований. 

— Как часто собираетесь открывать новые выставки?

— 5–6 раз в год. Половина выставок — российских, половина — международных. В рамках года Голландии в России сделаем весной выставку Spring, где будут и самые известные, и молодые голландские дизайнеры. Хотим показать немецкого классика Дитера Рамса, он долгие годы работал для Braun, его творчество вдохновляло дизайнеров Apple.

— А что будет русского?

— Сделаем «Звучание дизайна» — о саунддизайне и большую выставку с Политехническим музеем. Предметы из его коллекции участвуют и в нынешней выставке. А еще у нас есть экспонаты из музеев индустриальной культуры, ретроавтомобилей и упаковки, музея моды Александра Васильева, музея часового завода «Ракета», Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), частных коллекций, в том числе самих дизайнеров, и их наследников. 

— Если вы получаете архивы, их же надо издавать?

— Дойдут руки и до этого. Пока что собираемся оцифровывать и выкладывать в интернете журнал «Техническая эстетика», важнейший в истории советского дизайна. Многие опубликованные в нем идеи актуальны до сих пор.

— Вы так и до реставрации дойдете.

— Уже дошли. Некоторые экспонаты были не в лучшем состоянии, пришлось их реставрировать для выставки. У нас есть мастера. По чертежам Ермолаева, например, сделаем мебель 1960-х.

— И это все собирается делать частный музей, живущий без государственной поддержки? 

— Да, мы частное учреждение культуры — ЧУК, это такой тип организации. У нас площадка в Манеже на правах партнерства. Сейчас мы нашли партнеров по перевозкам и типографию, которые нам помогают. Чтобы осуществить наши планы, нам нужны друзья музея.

— Дары принимаете в любом состоянии или только в рабочем?

— Каждый раз надо смотреть на предметы. Иногда даже сломанная вещь представляет безумную ценность. Мы будем рассматривать все предложения и примем любую помощь. Мы хотим сделать музей не для специалистов, а для самой широкой публики, для людей всех возрастов. Думаем и о детской программе: обязательно надо, чтобы и дети ходили в музей.

«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»«На выставку советского дизайна сыплются заявки из Европы»


Комментарии
Прямой эфир