Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Килиан и Эло сопоставили простоту и сложность

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко представил балеты гения танца и его ученика
0
Килиан и Эло сопоставили простоту и сложность
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко первым из российских театров стал включать в свой репертуар балеты современного гения Иржи Килиана. Два года назад приобрели давние шедевры — одноактные «Маленькую смерть» и «Шесть танцев». Сейчас появилась «Бессонница», сочиненная мастером в его Нидерландском театре танца в 2004-м.

И в первом, и во втором случаях в Москве трудились ассистенты. Приезд философа танца обещан на будущий год. Руководство Музыкального театра планирует составить полную программу килиановских балетов. А пока их по-прежнему дополняют сочинения Йормы Эло, балетмейстера, выросшего в NDT и очень востребованного в мире. Нынешней премьерой Музыкального стала «Первая вспышка» Эло, поставленная им девять лет назад в Нидерландах и уже проверенная временем. 

Йорма Эло, как и его хореографический гуру Килиан, мыслит пластическими абстракциями. Так же любит серьезную музыку, так же серьезно относится к личностным проблемам, а сложный конгломерат эмоций и переживаний воплощает в не менее сложных движениях. Они кажутся балетмейстерами одного круга, общих интересов. Но в балетах Эло и Килиана, идущих друг за другом, видится больше различий, чем родственных черт. 

«Первая вспышка» (над сценой завис огромный светодиодный прибор, вспыхивающий пару раз за представление) идет под скрипичный концерт Яна Сибелиуса. Балерины и три танцовщика движутся в стремительных темпах. Сходятся в пары, разбегаются, встречаются вновь. Линии — колючие, острые, нервные. Поддержки — закрученные. Комбинации прыжков и вращений — рискованные. Всё усложнено по максимуму, но танцовщики успешно преодолевают преграды и трудности. Особенно выигрышно смотрится Георги Смилевски. Ему подобная хореография бури и натиска очень идет. 

Но Эло — мастер видимостей, не сущностей. И беспокойство, внушенное им исполнителям, деловитого свойства. Терзания скрипки необходимо хореографу только как эмоциональный фон, с потоком звуков сопоставить нечего. И если у Сибелиуса рушатся миры, то в балете Эло партнеры попросту не сходятся характерами. 

«Бессонница» Иржи Килиана амбициозных задач не ставит. Малоизвестные произведения Моцарта для стеклянной гармоники трансформированы композитором Дирком Хаубрихом в капель виброфона. Концепцию звука, расслаивающегося в тишине, придумал сам Килиан. Мысль хореографа не сковывают ни обыденная логика, ни музыкальные законы. Он демонстрирует отдельные детали танца, раскладывает движение на первоэлементы. И предлагает проследить, как из «слов» складываются пластические «сонеты», естественные, как дыхание. Килиан доверяет зрителю. Его «Бессонница» — ворожба подсознания, где всё состоит из сплошных тайн и всё абсолютно открыто. Высшая простота, доступная только гениям.

Комментарии
Прямой эфир