Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Что ни книга — то статья»

Экспертный совет детской программы ярмарки non/fiction — о «честных книгах», болезненных темах и о том, как поставить возрастную маркировку на сказках
0
«Что ни книга — то статья»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Известия» попросили членов «детского» экспертного совета non/fiction рассказать о программе ярмарки и прокомментировать, насколько на саму политику ярмарки повлияли последние события с поправками в закон и с заявлениями «родительских комитетов». 

Марина Аромштам, писательница:

— У меня нет опыта работы в экспертном совете прошлых лет, поэтому не берусь сравнивать программы в целом. Понимаю только, что книгоиздатели и экспертное сообщество в ужасе от нового закона, поскольку законодатели только думают, что защищают детей от вредной информации. На самом деле они «защищают» их от книг. От книг в целом. От мировой литературы, если хотите. Потому что литература — это явление развивающееся, сложно развивающееся; она ищет «себя», она учится говорить о проблемах современных поколений и об их болевых точках. А это часто болезненно. Но без этого невозможно искать «лечение».

Кроме того, без этого невозможно вырабатывать хоть какой-то язык понимания между поколениями.
 Предстоящее книжное событие во многом будет посвящена попытке осмыслить, с чем всем нам предстоит столкнуться и как с этим иметь дело. В частности, нам хотелось бы поговорить с детьми об их взглядах на жизнь и об их книжных предпочтениях. О том, как они сами относятся к ограничениям в чтении и что такое «честная книга».

Ольга Мяэотс, сотрудник Отдела детской литературы ВГБИЛ: 

— У нас будут специальные мероприятия для родителей. Нужно всем миром постараться убедить родителей, что не надо бояться этих книг. Важно правильно сформулировать вопрос. Если спрашивать в лоб: «Хотите ли вы чтобы детям не давали вредных книг», конечно, 100% ответят положительно. Важно разобраться, где начинается подтасовка. 

Законы никто не перепишет, будем откровенны. Но когда начинается обсуждение ангажированное, то те же самые родители начинают бояться всего и вся. Никаких рекомендаций для библиотек тоже нет. Кто будет ставить эту маркировку, если библиотекарь выдаст книжку, которую озабоченный родитель может счесть несвоевременной для своего ребенка? В теории на библиотекаря можно подать в суд.  

В основе произведения искусства лежит конфликт. Получается, что любая книга, которая будет говорить с ребенком на трудную тему, — потенциально осуждена. Не пристают ведь только к неталантливым произведениям. Чем ниже уровень таланта, тем меньше споров. 

Тема ярмарки — «Жить не по лжи». Вопрос в том, будем ли мы оставлять только благостные книги, или будем говорить людям правду.  

Ирина Балахонова, главный редактор издательства «Самокат»: 

— Мы очень много обсуждали закон ФЗ 436 («О защите детей от информации...»), и название детской программы отражает наше отношение к попытке ввода цензуры. Этот закон не столько защищает детей от вредной литературы, сколько защищает государство от неугодных книг и думающих людей.

Детский экспертный совет устраивает специальный круглый стол «О пользе вредной детской литературы», на котором мы хотим говорить о том, что за последние годы вышло очень много хороших и честных книг, которые детям необходимы. Эти книги каждый родитель должен уметь отыскать и вовремя донести до своего ребенка.

В медиатеке пройдут «воркшопы», где мы предложим родителям и детям выступить в роли экспертов и отмаркировать cказки «Колобок» и «Красная шапочка». Читатели сами смогут составить мнение о том, применим ли этот закон в настоящей редакции.

Мы намерены задать этот вопрос законодателям и юристам, которых приглашаем на «взрослое» отраслевое мероприятие «ФЗ 436 — что ни книга, то статья», на котором в присутствии Уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова планируется обсудить историю с изъятием из продаж переводных (а значит, издававшихся в странах, гораздо раньше нас задумавшихся над вопросами защиты детей от вредной информации и серьезно контролирующей книги для детей на предмет наличия ее наличия) детских энциклопедий по половому воспитанию, и вообще непонятно как попавшего в «черный список» романа Давида Гроссмана.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир