Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

9 ноября 1989 года председатель центрального комитета Социалистической единой партии Германии Гюнтер Шабовски огласил новые правила въезда и выезда из страны, согласно которым граждане ГДР могли свободно получать визы и посещать ФРГ и Западный Берлин. Не дожидаясь вступления новых правил в силу, сотни тысяч восточных немцев устремились к границе и прорвали ее. В течение последующих нескольких дней Запад посетили более трех миллионов немцев. Ощущение счастья и эйфории охватило десятки тысяч людей по обе стороны границы. А 22 декабря открылись для прохода в Западный Берлин Бранденбургские ворота. Началось объединение Германии.

Объединение разделенной 50 лет назад страны было исторически неизбежным и рано или поздно произошло бы. Однако условия этого важнейшего политического события вовсе не были предопределены и оставляли главным игрокам, в том числе Советскому Союзу, широкое поле для маневра. Как воспользовалось советское руководство имеющимися возможностями, хорошо видно из последующих событий.

Запад не выступал в вопросе объединения единым фронтом. Перспектива возникновения сильной в экономическом и военном отношении Германии беспокоила крупнейшие европейские державы. Еще свежая память о роли Германии в двух мировых войнах  призывала их к осторожности, несмотря на головокружительную перспективу вывести ГДР из орбиты советского влияния и тем самым добиться крупного успеха в холодной войне.

Кроме того, объединение двух Германий нарушало ялтинские соглашения и создавало легальный прецедент для их дальнейшего пересмотра. Это могло привести к фундаментальной перекройке карты современной Европы с непредсказуемыми последствиями. Справедливые опасения по этому поводу испытывали многие европейские страны.    

Именно поэтому премьер-министр Англии Маргарет Тэтчер крайне неохотно дала согласие на объединение. Она считала необходимым действовать более спокойно и последовательно, глубже прорабатывая все связанные с этим процессом вопросы.

Выступала против объединения и Польша. Она оказывалась «один на один» с сильным германским соседом, который в будущем вполне мог попытаться вернуть присоединенные к Польше немецкие территории. О взрывоопасности темы свидетельствует тот факт, что поводом для нападения фашистской Германии на Польшу, положившим начало Второй мировой войне, стал конфликт вокруг Данцигского коридора (немецкие земли, присоединенные к Польше в 1919 году по Версальскому договору).

Для Советского Союза вопрос, собственно, объединения Германии был на тот момент уже далеко не самым главным рубежом геополитической обороны. Ведь де-факто процесс объединения уже начался. Главный вопрос, который советское руководство во главе с Михаилом Горбачевым обсуждало с Западом, был о том, какой будет объединенная Германия.

Новая Германия могла официально провозгласить нейтралитет и оказаться вне НАТО. Этот вариант США считали катастрофическим для своих интересов в Европе и предпринимали максимум усилий, чтобы его избежать.

Другой, более компромиссный вариант, на который, как стало известно сейчас, было готово согласиться руководство США, позволял сделать демилитаризованной зоной территорию Восточной Германии. С таким вариантом готовы были согласиться и крупнейшие европейские страны. На встрече с президентом Бушем в Ки Ларго на Бермудах Франсуа Миттеран и Маргарет Тэтчер, принимая во внимание обеспокоенность Советского Союза и вытекающие отсюда риски, высказывались против размещения войск НАТО на территории ГДР.

Новое демократическое правительство ГДР, сменившее Хонеккера и Ко и взявшее курс на объединение двух Германий, также не спешило в НАТО и склонялось к идее нейтралитета по крайней мере восточных территорий. Даже в правительстве ФРГ не было на этот счет единого мнения. В частности, МИД Западной Германии во главе с министром Г-Д Геншером был против вхождения в НАТО.

Рассматривалась также возможность вынести процесс объединения Германии на уровень ОБСЕ. Заинтересованность в такой модели высказывали не только Великобритания и Франция, но и Бонн. Выступая 31 января в Протестантской академии в Тутцинге, Геншер заявил, что НАТО и Варшавский Договор должны войти в новую систему европейской безопасности, которую предстояло создать на основе ЕС и ОБСЕ. Такая перспектива беспокоила США, так как резко снижала их роль в европейских делах и отдавала вопросы европейской безопасности самим европейцам. Существование НАТО в такой конструкции становилось практически бессмысленным.    

Сложилась благоприятная ситуация, когда, кроме США, практически все страны Европы были готовы идти на взаимоприемлемый компромисс с Советским Союзом в этих важнейших для будущего Европы и России вопросах.

Однако Горбачев не сумел воспользоваться имевшимся некоторое время «окном» возможностей и добиться прорыва в двусторонних переговорах с европейскими странами. В свою очередь на встрече в Ки Ларго президенту Бушу удалось убедить союзников — Францию, Великобританию и ФРГ — присоединиться к более жесткой американской позиции: объединенная Германия входит в НАТО с правом размещения ядерного оружия, система европейской безопасности на уровне ОБСЕ неприемлема. НАТО должно остаться единственной силой, обеспечивающей безопасность Европы. И убедить выступать единым фронтом с США на переговорах 2 плюс 4 (формат 2 плюс 4 — переговоры с участием ГДР и ФРГ, а также оккупационных держав — США, СССР, Франции и Англии).

Кстати, согласие СССР на заведомо невыгодный формат переговоров 2 плюс 4 стало одной из промежуточных побед американской дипломатии. Переговоры в этом формате напоминали карточную игру, где шесть, казалось бы, независимых игроков на самом деле вместе играют против одного. У игрока, против которого играют таким образом, нет шансов, хотя ему кажется, что идет равная игра.

Имея серьезные возможности для дипломатической контригры, Горбачев в конце концов согласился на самый неблагоприятный для СССР вариант объединения: войска Варшавского Договора в одностороннем порядке были выведены из Германии, Германия вошла в состав НАТО и получила право размещения ядерного оружия на всей своей территории. Особенно негативные последствия для будущей безопасности России имело согласие на размещение войск альянса на территории Восточной Германии. Именно тогда,  а не позже, как принято считать, НАТО сделало первый шаг в восточном направлении и возник опасный для России прецедент расширения блока к ее границам.

Дав согласие на объединение Германии и вывод войск с ее территории, Советский Союз сыграл важную роль в нормализации ситуации в Европе. Однако при этом он сделал ряд  односторонних, ничем не оправданных уступок. Их последствия будут еще долго  сказываться на безопасности России.

 Автор — председатель совета директоров ОАО «Волга».

Комментарии
Прямой эфир