Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Джесси Норман: королева не на пенсии

Американская оперная дива борется за демократию, но остается абсолютным монархом на сцене
0
Джесси Норман: королева не на пенсии
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Эмин Калантаров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После трехлетней паузы Москва вновь услышала самую властную оперную примадонну нашего времени. Концерт в Театре Станиславского стал открытием амбициозного проекта «Королевы оперы», в рамках которого обещаны сольные вечера Натали Дессей, Анжелы Георгиу, Суми Чо и еще девяти звезд. Автор и организатор фестиваля Евгений Винтур — молодой человек с внешностью оперного Мефистофеля и с соответствующими образу финансовыми возможностями — появился в российском оперном бизнесе словно ниоткуда, сразу взяв весьма высокий старт.

И то, что первый же концерт, мягко говоря, вступил в противоречие с названием фестиваля — Норман спела околоджазовую программу, к опере почти не имеющую отношения — лишь подтверждает качество голубых кровей: королева на то и королева, чтобы ставить свои условия.

Любопытно, что двумя днями раньше джазовый вечер в Москве провела еще одна оперная дива, тоже пристрастившаяся к «музыке толстых», — Барбара Хендрикс. Но если 63-летней Хендрикс вполне удалось сделать легкий и непритязательный джазовый вечер, то 67-летней Норман это было не суждено. В миниатюрные звуковые зарисовки американских классиков она вкладывала бездну эмоций — не обязательно оперных, но всегда оперного масштаба.

Хиты Дюка Эллингтона, Джорджа Гершвина и феминистский набор из песен Эллы Фицджеральд, Лины Хорн и Жозефины Бейкер темнокожая дива выбрала не только из-за музыкальных красот: все эти люди дороги ей своей гражданской позицией, все они были предшественниками Норман в борьбе за права афроамериканцев.

Джесси Норман: королева не на пенсииОб этом певица много и увлеченно говорила на двухчасовой пресс-конференции в Москве, между делом поддержав кандидатуру «лидера свободного мира» Барака Обамы на грядущих американских выборах.

Обозревателю «Известий» довелось обсудить с Джесси Норман и борьбу за права детей. Во исполнение недавно принятого закона о защите незрелых созданий от вредной информации, московский концерт Норман был промаркирован кружочком 12+. Поскольку раздеваться или пропагандировать секс-меньшинства певица не собиралась, остается предположить, что целью была не столько защита детей, сколько защита взрослых от детских криков.

Информация о запрете, видимо, оказалась для Норман настолько странной, что она даже не смогла прокомментировать чудеса российского законодательства — лишь посоветовала водить маленьких детей не только на концерты, но и на репетиции.

Впрочем, в нарушение всех запретов, на концерте маленькие дети были: они резво гонялись с «айфонами» за сияющим Дмитрием Медведевым и его женой, вероятно, пытаясь взять у премьера электронный автограф.

Концерт Джесси Норман был борьбой ожиданий и реальности. Ожидания (вскормленные ее классическими записями) не оправдывались, и это подталкивало публику к скептицизму. Верхний и нижний регистры ее несравненного голоса с годами разошлись по швам: переходы между ними сейчас болезненны и для певицы, и для слушателей. Ее царственная походка уничтожена болезнью и превратилась в тяжелую, почти инвалидную поступь (несмотря на присутствие пианиста Марка Маркэма, расстояние от кулис до рояля она преодолевала сама).

Но Джесси победила скептицизм. Она заставила любить себя сегодняшнюю, с несовершенным аппаратом и абсолютно совершенным пониманием музыки, психологии, истории, заложенной в каждой песне. Мастерски собрав драгоценные остатки своего голосового арсенала, она долгие минуты балансировала на грани тишины, чтобы потом взорвать зал своим сокрушительным фортиссимо. Сидя на банкетке, она умудрялась отдавать больше актерской энергии, чем часами бегающие по авансцене юные оперные примы. Даже свой медленный выход она неожиданно сумела превратить в изящный танец.

Как истинная царственная особа, Норман чередовала пряник с кнутом. При звуке далекого мобильника — сверкающий презрительный взгляд, от которого самоуверенный партер мгновенно съежился. Потом нескрываемое раздражение от неспособности московской аудитории подпеть ей и даже прощелкать пальцами ритм. На сцене Джесси не допускает никакой демократии: гневные королевские жесты действуют на публику согласно стокгольмскому синдрому — влюбляют не меньше, чем роскошная улыбка. Стоячая овация и финальный вой галерки убедили Норман в ее правоте. Подобно Елизавете II Виндзор (на 60-летии которой пела Джесси), примадонна доказала: у настоящей королевы не может быть пенсионного возраста.

Джесси Норман: королева не на пенсии

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...