Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рассматриваю себя как антикризисного менеджера «Ленфильма»

Федор Бондарчук — о своих планах по спасению легендарной киностудии
0
Рассматриваю себя как антикризисного менеджера «Ленфильма»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Федор Бондарчук назначен председателем совета директоров «Ленфильма». Звонок обозревателя «Известий» застал Федора Сергеевича за рулем, в борьбе с дорожным коллапсом. Тем не менее он согласился ответить на несколько вопросов.

— Федор, многие удивляются: зачем вам это нужно? Дел и обязанностей у вас и помимо «Ленфильма» достаточно. У вас, например, есть студия «Главкино».

— Вы произнесли «Главкино», поэтому объясню сразу. Насколько я понимаю, одна из причин, по которой Александр Сокуров был против моего назначения, — то, что я один из акционеров «Главкино». В этом виделся конфликт интересов. С моей же точки зрения — все ровно наоборот. То, что мы только что построили современную студию, одну из самых крупных в Европе, означает, что у меня есть опыт. Я знаю, как это делается. Кроме того, синергия между «Главкино» и «Ленфильмом» — абсолютно возможная и реальная вещь. Вот вам пример: мы сейчас закупаем оборудование для «Главкино» по заводским ценам. И по тем же ценам будем приобретать его для «Ленфильма». Кроме того, понятно же, что в России существуют две легендарные кинематографические столицы — Москва и Петербург — и они должны взаимодействовать между собой. Если для фильма производства «Главкино» понадобится петербургская натура, мы будем снимать его в Петербурге. И наоборот. Это, правда, уже разговор не о производственных мощностях, а о создании продюсерского центра «Ленфильм».

— Да, но все это не объясняет, каким образом вас на всё хватит. Тем более что у вас впереди, насколько я понимаю, большой голливудский проект.

— А я, как вы, надеюсь, понимаете, не собираюсь возглавлять совет директоров «Ленфильма» всю жизнь. Рассматриваю себя как антикризисного менеджера. Мои товарищи, которые сейчас будут заниматься этим, и я — мы хотим максимально быстро провести реконструкцию и передать петербургским кинематографистам рабочую современную студию.

— Карен Шахназаров в момент, когда он только возглавил «Мосфильм», говорил, что студия — это совсем не обязательно продюсерская компания. Это может быть и слаженно работающая фабрика по предоставлению услуг. Вы именно такую организацию называете рабочей студией?

— Нет. И это ключевой момент. При всем моем огромном уважении к Карену Георгиевичу, мне кажется неправильным, что на «Мосфильме» перестали существовать «творческие объединения» — так их называли при советской власти, а сейчас это были бы небольшие студии под крылом мейджора. И я как раз надеюсь, что под крышей «Ленфильма» такие студии смогут работать. Там будут производиться и анимационные, и документальные, и артхаусные, и мейнстримные фильмы. И, конечно, дебюты. В этом смысле, мне кажется, расхождений между моей концепцией и тем, что изначально предлагали члены общественного совета — Сокуров, Герман, — нет. 

— Боюсь даже произносить этот вопрос, но что с коллекцией фильмов старейшей киностудии России?

— Мы хотим вернуть ее на студию. И вернем. Но там вопрос не только коллекции. Много вещей, принадлежавших студии, сейчас с «Ленфильма» исчезло. Это тема отдельного разговора. И повторяю: мы надеемся сделать все максимально быстро.

Комментарии
Прямой эфир