Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Тим Бертон оживил усопших животных

В новом фильме культового режиссера даже дохлая лягушка становится сексуальным объектом
0
Тим Бертон оживил усопших животных
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тим Бертон может с полным правом считаться родоначальником жанра полнометражного «черного» мультфильма (по аналогии с черной комедией и черным юмором). Чтобы понять, что это такое, достаточно посмотреть бертоновские «Кошмар перед Рождеством» и «Труп невесты». Однако с недавних пор Бертон потерял свою «монополию»: «Каролина в стране кошмаров» и, в особенности, совсем свежий «Паранорман» продемонстрировали, что независимые от Бертона команды могут работать по «бертоновским заветам» ничуть не хуже его самого. Поэтому выпуск «Франкенвини» должен был доказать всем, кто в доме хозяин. Благо, материал был проверенный: в основе кукольного мультфильма одноименный короткометражный игровой фильм 1984 года практически с тем же сюжетом, снятый Бертоном для Disney, но забракованный студией.

Нельзя сказать, что ремейк получился формальным — по буйству мрачно-эксцентричной фантазии мультфильм наголову превосходит фильм, хотя многие режиссерские идеи — вплоть до конкретных ракурсов и мизансцен — почерпнуты именно из ленты 1984 года. Но при просмотре нового «Франкенвини» чаще вспоминаешь даже не оригинал, а именно «Паранормана» — слишком много у них общего.

В обоих случаях действие разворачивается в маленьком американском городке. И опять в центре сюжета — странный замкнутый мальчик по имени Виктор Франкештейн. Его единственный друг — пес Спарки. Мальчик снимает на черно-белую пленку любительский фильм со Спарки в главной роли (Норман из «Паранормана» тоже был неравнодушен к кино), а еще строит на чердаке дома лабораторию для физических экспериментов. Однажды пес попадает под машину и погибает. После нескольких дней горя Франкенштейн идет на кладбище домашних животных, выкапывает трупик Спарки и оживляет его в своей лаборатории. 

Новоявленный пес Франкенштейна такой же добрый и преданный, как раньше, только иногда у него отваливается хвост или ухо, а когда он пьет воду, то она вытекает фонтанчиками из дырок в полуразложившейся шкуре.

Таких чисто бертоновских и совсем недетских деталей в мультфильме множество. Даже урок в школе здесь начинается с крупного плана жуткого скелета, а затем следует рассказ учителя физики о том, как человека убивает молния. С должной долей мрачной эксцентрики показан эксперимент, который надоумил Виктора оживить пса.

Учитель приносит на блюдечке мертвую лягушку и электрическим разрядом заставляет ее мышцы сокращаться. Кадр построен таким образом, что удивленные глаза Виктора мы видим аккурат между лягушачьими лапками. Снять дохлую лягушку как сексуальный объект — на такое способен только Бертон.

Детские персонажи «Франкенвини», впрочем, все под стать режиссеру — могил и мертвецов не боятся. В кульминационной сцене — групповом выкапывании трупов домашних животных с последующим их оживлением и превращением во всякую нечисть — дети ведут себя так же невозмутимо, как будто играются в песочнице. 

Впрочем, оно и понятно: кинематографический страх и страх реальный — две разные вещи. Весь мультфильм (равно как и оригинальный фильм 1984 года) — восхищенный реверанс Бертона в адрес классических фильмов ужасов 1930-х годов, которые уже вряд ли способны напугать, но по-прежнему остаются кладезем визуальных и сюжетных образов. Что и доказывает бертоновский «Франкенвини», сплошь построенный на изящных цитатах, но, увы, лишенный того, что могли бы цитировать режиссеры будущего.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир