Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фанфик вышел из «серой» тени

Экономический кризис заставил издателей понизить планку: синтетическая эротика «50 оттенков серого» вышла по-русски
0
Фанфик вышел из «серой» тени
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Издатели представили эротический роман Э.Л. Джеймс «50 оттенков серого» как бестселлер, «вокруг которого ломаются копья и образовываются армии фанатов». На самом деле в этой поучительной истории все ровно наоборот. Сначала — армии фанатов, причем армии, победно наступающие на редуты «высокой словесности». А потом уже изданная рекордными тиражами книга.

Э.Л. Джеймс — уже миллионерша, но так и не писательница «с большой буквы». Она — именно сочинительница так называемого фанфика, то есть производитель любительских текстов, основанных на других книгах.

Настоящее имя Э.Л. Джеймс — Эрика Леонард, она работала на телевидении. Ее псевдоним в мире фанфика — «Ледяной дракон Снежной королевы»; она была одной из тех многочисленных читательниц, что хотят сочинять, но не обладают достаточной самостоятельностью, а потому нуждаются в чужих «костылях».

Обычно мир фанфика замкнут в пространстве интернет-форумов, и кажется, что остальные читатели, а вместе с ними и литературные критики, ошиблись дверью. Случился очередной экономический кризис, издатели подсчитали убытки и решили, что называется, «развязать». Раньше фанфик не пускали на порог солидных издательств, а теперь и он пошел в дело.

Электронная версия романа «50 оттенков серого», первоначально опубликованного небольшим австралийским издательством, и так стала популярной благодаря «сарафанному» интернету. Но серьезное издательство Vintage Books, а вслед за ним и наше «Эксмо» не упустили случая поучаствовать в выходе фанфика из тени.  

Роман «50 оттенков серого» вырос из любительских фантазий на тему «Сумерек». Только на месте юной девы и вампира — выпускница и магнат. История начинается, как в бросовом любовном романе: главная героиня, 22-летняя американка Анастейша, подменяя заболевшую подругу, отправляется к миллионеру Кристиану Грэю, чтобы взять у него интервью для студенческой газеты.

Ее поражает его холеная и холодная красота, его — ее непосредственность и «синечулочная» ненакрашенность. Она, конечно, в него влюбляется, он берет телефончик, а потом дарит ей прижизненное издание «Тэсс из рода д’Эбервиллей» Томаса Харди. Но вместо обычных «отношений», двуспальной кровати, валентинок и знакомства с родителями Кристиан предлагает Анастейше полное подчинение, «красную комнату боли», плетки, наручники и серию контрактов, по которым она и шагу не сможет ступить самостоятельно.

Чувства героини можно сравнить с читательским удивлением от «50 оттенков»: обещанная «эротика» оказалась не слишком завлекательной. Кристиан разговаривает, словно оживший порноспам из электронной почты.

Роман написан довольно бесцветным языком, и потому, кстати, легко читается по-английски. По-русски, в переводе творческого коллектива Татьяны Китаиной, Инессы Метлицкой, Марины Клеветенко, это выглядит еще хуже, так что если какой толк от «50 оттенков» для нашей публики есть, то исключительно как от издевательского чтения для изучающих английский язык.     

Сцены секса уморительны, поскольку выписаны слишком однообразно и слишком серьезно. «Мамино порно», как его ласково именуют, уже вовсю пародируют: весь мир этот роман не только покупает, но и высмеивает. Добравшись до конца, действительно приобщаешься к своего рода «читательскому мазохизму». Подчиниться-то можно, но желательно выбрать для этого человека более, что ли, незаурядного.

Наверное, многочисленных читательниц «50 оттенков» все же заинтересовала не столько эротика, сколько сказка о том, как попробовать превратить «чудовище» в «принца».  

Кристиан, именуемый в романе «Доминантом», олицетворяет собой могущественное равнодушие капитализма. Анастейша, как неопытный новобранец, получает от него машину, макбук и другие полезные подарки «в кредит». Практичная героиня понимает, что заплатить ей придется много больше. Вопрос в этой современной сказке только в том, можно ли хоть как-то романтизировать это неприличие.

Как бы так остаться при подарках, но без цепей и наручников, — вот в чем сексуальное напряжение. Анастейша действительно устраивает Кристиану небольшую «оранжевую революцию»: мало того что оказывается девственницей, а значит, вносит сумбур в его порочную музыку, так еще спорит с тираном по каждому пункту контракта, добиваясь замены «да, сэр» на «а поцеловать?». Все предыдущие партнерши Кристиана, которых было немало, подписывали документ без вопросов.  

Комментарии
Прямой эфир