Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Русские и поляки пересчитали веселые бараки

Официальное и независимое искусство двух стран оказалось не слишком далеко друг от друга
0
Русские и поляки пересчитали веселые бараки
Петр Новицкий в зале «Искусство протеста». Фото: ИЗВЕСТИЯ/Марат Абулхатин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Выставка «За железным занавесом. Официальное и независимое искусство в Советском Союзе и Польше 1945–1989 годов» позволяет сравнить жизнь художников в разных зонах социалистического концлагеря. Польша, по известному анекдоту советских времен, была в нем самым веселым бараком, а у художников в РСФСР устраивался регулярный шмон.

Во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства коллекцию создателя Фонда польского современного искусства Петра Новицкого представили как материал для осмысления политических, социальных и художественных процессов в жизни обеих стран на протяжении 50 послевоенных лет.

Первый экспонат в фойе музея — указатель «Объект 1» работы нонкорформиста-супрематиста Бориса Бича, найденный коллекционером на помойке.

— Взять-то его взяли, но как рассчитаться и с кем? Я искал художника месяц, и, наконец, мы прекрасно выпили, он продал мне этот указатель за 50 рублей и подарил три рисунка, — рассказал «Известиям» Петр Новицкий.

Вторым экспонатом стал рельефный герб Советского Союза, постоянно украшающий музейную лестницу. Не верится, что символичное название выставки «За железным занавесом» оказалась под гербом случайно.

Впрочем, легенду о непроницаемости «занавеса» опровергает уже первый зал — «Торжество идеологии». Новицкий собрал здесь не только полотна и скульптуры соцреалистов (будь то бесхитростные портреты «счастливого человека» — доярки из Холмогор или капитана с Печоры), но и работы «с фигой в кармане». «Я-то подожду» — циклопический портрет Ленина работы Дмитрия Врубеля ясно показывает, какое именно счастье обещала художникам «восторжествовавшая идеология». В Польше соцреализм был официальным искусством недолго —  с 1949 по 1955 год, поэтому поляков в этом разделе мало, и этот факт коллекционера Новицкого не радует.

— Не понимаю, почему многие кураторы выставляют неофициальное искусство, а другие собирают соцреализм, но никто не интересуется тем и другим одновременно. Я хочу показать, что все нужно оценивать в контексте, хорошие или плохие художники были и в том, и в другом лагере, — сформулировал концепцию выставки г-н Новицкий.

Что касается художников-авангардистов, их больше было в Польше. В 1960 году секретариат ЦК Польской объединенной рабочей партии принял директиву «О культурной политике в области изобразительного искусства». Ею определялась возможная доля абстракции на официальных выставках — «15% художественной свободы», но, по словам Новицкого, «кто же высчитывал 15%? Где-то и 99% получалось».

Об андеграунде в СССР рассказывают разделы «абстракция» и «фигуративное искусство». Неофициальная художественная жизнь 1970–1980-х годов представлена работами Ильи Кабакова, Эрика Булатова, Эдуарда Штейнберга, Владимира Янкилевского, Эдуарда Гороховского, Николая Вечтомова, Эрнста Неизвестного и др.

Раздел «искусство протеста» посвящен не политическому нонконформизму в СССР, как мог бы подумать российский зритель, а общепольскому протесту против военного положения, объявленного 13 декабря 1981 года Войцехом Ярузельским.

На выставке 122 работы — русских и польских поровну, по 61 экспонату. Если посетитель не помнит перипетий борьбы тоталитарных режимов с собственными художниками, можно почитать подробный каталог.

Выставка открыта до 8 октября.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...