Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Известный политтехнолог и публицист Станислав Белковский выступил с совершенно неожиданным заявлением о том, что наша оппозиция никуда не годится, и вместо того чтобы готовиться к выборам, она занимается только тем, что обсуждает на все лады очередные карательные законы, принимаемые Государственной думой. Между тем значение этих законов для общего движения нашей страны к политическому хаосу совершенно ничтожно, а начатую еще Дмитрием Медведевым и продолженную Владимиром Путиным политическую реформу на самом деле никто не отменял. Прямые выборы губернаторов всё равно произойдут, первые — уже в октябре этого года в Великом Новгороде, а оппозиция о них даже не задумывается. 

Тут, правда, на беду состоялись выборы в городскую думу рязанского города Касимова, которые приковали к себе внимание оппозиционных журналистов и блогеров из-за подозрительно высокого результата «Единой России». Однако технология обсуждения данных выборов была в целом еще декабрьская — говорили не о том, как победить, а о том, как выгодно использовать неизбежное поражение. И всё же жесткую позицию Белковского хочется немного смягчить или оспорить. Если оппозиция не занимается выборами, значит, у нее есть на то свой резон. И нам уже давно пора, следуя заветам философа Спинозы, не плакать, не смеяться, а понимать, обсуждая, что нашу власть, что ее противников. Раньше мы старались понять в основном власть, теперь постараемся понять ее оппонентов.

Конечно, заочно возражая Белковскому, представители оппозиции говорят нечто странное. Вот самый маститый думский оппозиционер, отвечая на соответствующий вопрос корреспондента, утверждает, что он не хочет идти в регионы, регистрироваться в качестве мэра и губернатора, потому что в то время, когда он будет этим заниматься, другие люди вместо него выйдут на улицу и это наверняка будут террористы и бомбисты. Иными словами, оппозиционер боится оказаться не у дел в момент, когда будущее России станет решаться на площадях. А в том, что этот час наступит, он полностью уверен.

Несколько неожиданным образом вдруг стала сверхактуальной тема изменения Конституции, о необходимости чего ровно год назад писали в гордом одиночестве лишь автор этих строк да еще Михаил Ходорковский. Теперь вот и вышеупомянутый оппозиционер предлагает Путину спокойно досидеть до 2018 года, отменив суперпрезидентский режим и оставшись в истории реформатором. Однако правильность стратегической задачи не отменяет вопроса о парадоксальной скудости тактических мер. Неужели оппозиция и в самом деле ждет какого-то осеннего экономического катаклизма, который снова выведет «рассерженных горожан» из летней спячки и вернет их к состоянию декабрьского пробуждения?

На поверхности лежит ответ, что электоральные перспективы оппозиции довольно безрадостны. Мало того что избирательный процесс в руках думского большинства и оно уже вовсю использует свои преимущества, вводя новые правила регистрации УИК, процесс партийного строительства и сам по себе идет весьма вяло — и даже вроде бы уже зарегистрированный ПАРНАC вместе с республиканцами не дает никакого повода выделить его из массы других оппозиционных организаций. Возможно, если бы Навальный объединился с Удальцовым и они вместе с Чириковой создали бы партию с названием НА-УДА-ЧУ, их общий результат и превысил бы 7%, но пока подобная партия существует только в рамках моей креативной фантазии.

И все же собственно электоральная ситуация едва ли является определяющим фактором. Если бы выборы — что федеральные, что региональные — были единственной возможностью прийти к власти, оппозиция все-таки пошла бы на выборы. Главным, думаю, является системный фактор. Дело в том, что после очередного витка политического кризиса наша система стабилизировалась очень странным образом. А именно так, что вроде бы либеральное правительство, нацеленное, кстати, с полного согласия президента, на проведение серии либеральных экономических реформ, оказалось формально, а на самом деле очень крепко сцеплено с очень консервативной партией, с помощью своей фракции осуществляющей тот самый набор «реакционных» нововведений, который так ужасает общество. Мало кто обращает внимание на то, что и очень консервативную партию, и очень либеральное правительство возглавляет формально один и тот же человек. И всё устроено таким образом, что судьба очень либерального правительства жестко связана с доминирующим положением в Думе очень консервативной партии.

Казалось бы, чего проще — власть сама дает оппозиции лозунги для борьбы. Требуй отставки антинародного либерального правительства вместе с роспуском реакционной консервативной Думы! Ужас в том, что Путин может согласиться и с тем, и с другим! Он может распустить реакционную Думу и одновременно разогнать либеральное правительство, назначить перевыборы и сформировать новое правительство по итогам новых выборов. И тогда в Думе уже, возможно, не будет самой большой фракции очень консервативной партии, но ведь и в Белом доме, соответственно, не будет приятных людей из очень либерального правительства. Точнее, с учетом настроений избирателей, и там и там будут совсем другие — менее консервативные, но, само собой, и намного менее либеральные — люди. Исходя из того, что прошлые — и думские, и особенно президентские — выборы шли просто «Левым маршем», а в итоге мы все получили то, что получили, я могу себе представить, насколько уже даже не левой, а просто красной окажется новая, свободно избранная Дума.

Отсюда и такое равнодушие к выборной тематике даже у радикалов-справедливороссов. Этим же объясняется и некоторая странная реакционно-нравственная активность более системных «эсеров», которые уже готовятся вместе с «Народным фронтом», Партией власти и прочими новоиспеченными организациями поделить шкуру единороссовского «Медведя», которому совершенно неожиданно может быть дан приказ идти в новую, смертельную для него электоральную атаку.

И в этой ситуации деятелям протестного движения и в самом деле разумнее не думать о ненужных для них выборах, а мечтать об изменениях в Конституции, возлагать надежды на созыв Учредительного собрания и на ту страшную протестную волну, которая, по слову одного забытого поэта, смоет «с проклятой жизни румяна и весь наш позор осторожный»?

Комментарии
Прямой эфир