Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Миноритарий «Трансаэро» потребует 5% акций компании в английском суде

Эскерхан Муталибов, утверждающий, что у него обманом отняли акции авиаперевозчика, намерен отстаивать свои права в Высоком суде Лондона
0
Миноритарий «Трансаэро» потребует 5% акций компании в английском суде
Фото: «Известия»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ближайшее время в Высоком суде Лондона может начаться громкий корпоративный процесс между авиакомпанией «Трансаэро», одной из крупнейших в России, и миноритарием компании Эскерханом Муталибовым. Об этом сам Муталибов, постоянно живущий в Великобритании, рассказал «Известиям». 

Муталибов уже пытался судиться с «Трансаэро» в Арбитражном суде Москвы, но проиграл в первой инстанции. Он говорит, что пообщался с адвокатами крупнейших английских юридических компаний, одна из которых представляла интересы Романа Абрамовича, и они считают, что у иска против «Трансаэро» в Высоком суде Лондона хорошие перспективы. Более того, английские адвокаты пообещали на время процесса наложить через суд арест на имущество авиакомпании в Англии, поскольку для их суда это обычная практика.

По словам Муталибова, ему принадлежало 5% акций «Трансаэро» (они оцениваются сейчас в 1,2 млрд рублей). О том, что акции были списаны еще в 2004 году, Муталибов узнал недавно, когда решил продать весь семейный бизнес в России.

Муталибов действительно указывался в квартальных отчетах «Трансаэро» за 2000–2003 годы как владелец 5% акций. Как следует из выписки регистратора ОАО «Орел-Реестр» (сейчас ОАО «Реестр»), представленной в суде, Эскерхан Муталибов продал свои акции в марте 2004 года Хамзату Дудуркаеву (в то время — гендиректору «ЛогоВАЗа», одной из структур Бориса Березовского). Дудуркаев — Сергею Опарину (на тот момент сотруднику «Трансаэро»), а последний продал их председателю совета директоров «Трансаэро» Александру Плешакову (мужу Ольги Плешаковой). Доля Плешакова выросла на те же 5% — с 27,81 до 32,81%.

Все сделки, судя по документам, прошли в течение года. Муталибов утверждает, что акции никому не продавал, доверенностей на их продажу не давал и денег за свой пакет не получал. Более того, он уже 18 лет проживает в Великобритании и с 2003 года границу России ни разу не пересекал. 

Представитель Дудуркаева Александр Гошин пояснил «Известиям», что в интересах клиента ничего на данной стадии комментировать не будет, с самим же Дудуркаевым связаться никак нельзя. Однако как следует из заявления Дудуркаева в Арбитражный суд, денег за акции он тоже не получил. Узнать мнение Сергея Опарина, который якобы купил акции у Дудуркаева, а затем продал их Плешакову, не удалось.

В Арбитражном суде Москвы иск Муталибова против «Трансаэро» был рассмотрен всего за одно заседание, в исковых требованиях ему отказали.

— Я простой человек, акции мне купил отец, а у меня их просто сперли, в суде же нас даже слушать не захотели! — возмущается Муталибов.

Отец Эскерхана Магомед Муталибов рассказал «Известиям», что с Ольгой и Александром Плешаковыми они дружили семьями.

Миноритарий «Трансаэро» потребует 5% акций компании в английском судеМагомед Муталибов говорит, что с Плешаковыми его познакомил бывший министр МВД Чечни Абдулбек Даудов, муж его сестры. А потом сам Муталибов часто помогал Плешаковым: организовывал им кредиты, сводил с нужными людьми в Европе, благодаря которым «Трансаэро» получила ряд выгодных контрактов. 

В разгар топливного кризиса в начале нулевых Муталибов в счет долгов Плешакова, чтобы ему стали заправлять самолеты, отдал свою четырехкомнатную квартиру в Москве. «Известия» связались с руководителем топливной компании, которая восемь лет была крупнейшим поставщиком авиакеросина для «Трансаэро», и он подтвердил, что так всё и было.

— В начале 2000-х у Плешаковых были серьезные долги, их самолеты, полные пассажиров, из-за этого не хотели заправлять. И чтобы открыть им заправки, Муталибов действительно отдал мне свою квартиру на Ленинском проспекте, — сообщил собеседник «Известий», попросив не указывать название компании и свою фамилию.

Муталибов-младший уверяет, что он сам в деятельности авиакомпании никакого участия не принимал, поскольку в 2000-м году выдал доверенность сроком на три года на управление своими акциями Ольге Плешаковой, за доверенностью она специально прилетала в Лондон.

— Потом, когда моя мама погибла в автокатастрофе (в 2002 году), общение с Плешаковыми становилось всё реже и реже, пока они просто не перестали брать трубку, — утверждает Эскерхан Муталибов.

Муталибов-старший, в свою очередь, заявляет, что считал Плешаковых своими друзьями и «не ожидал от них такого предательства».

В пресс-службе «Трансаэро» рассказали, что Плешаковы действительно знали Муталибовых, но близкими друзьями они никогда не были.

— Они были знакомы, но лично виделись всего два раза в жизни, — сообщили «Известиям» в «Трансаэро». — Есть решение московского арбитражного суда в нашу пользу, больше нам комментировать нечего.

Адвокат Муталибова-младшего Татьяна Морозова считает, что собранных ими доказательств вполне достаточно, чтобы выиграть дело в Лондоне. Параллельно они будут оспаривать решение московского арбитражного суда в высших инстанциях.

— Все 36 ежеквартальных отчетов ОАО «АК «Трансаэро» за девять лет существования эмитента, содержащие данные о 5% акций истца, то есть Муталибова-младшего, утверждались 36 приказами генерального директора, 36 раз им подписывались и столько же раз подписывались главным бухгалтером общества, — говорит Морозова. — Согласно закону «О рынке ценных бумаг», своими подписями они подтверждают достоверность всей содержащейся в документах информации.

Юрист-международник Сергей Левашев из юридической фирмы Ex more говорит, что судиться в Высоком суде Лондона — достаточно распространенная практика не только среди граждан России и бывшего СССР, но и многих транснациональных компаний.

— У этого суда очень хорошая репутация — судьи рассматривают споры независимо и объективно, им невозможно позвонить, их нельзя о чем-то попросить, поэтому его и называют «судом справедливости», — поясняет Левашев. — Для Лондонского суда это классический иск о возмещении ущерба. Исходя из английской правовой системы, иск будут рассматривать, отталкиваясь от фактических обстоятельств дела. Часть активов «Трансаэро», которые находятся в Англии, вероятно, будут арестованы. Это у них обычная практика.

Александр Халимон, партнер адвокатского бюро «Халимон и партнеры», сам представлял в Лондоне интересы X5 Retail Group. Он говорит, что в английском суде процессы идут гораздо дольше, чем в России, и там совсем другая система доказательств, но при этом всё менее формализованно и в требованиях судьи к доказательствам и документам гораздо больше здравого смысла.

— Конечно, оппоненты Муталибова будут использовать решение московского арбитражного суда в свою пользу, но для Высокого суда Лондона оно не имеет решающего значения, — замечает Халимон.

Впрочем, по его мнению, у Муталибова и в России пока не использованы все возможности для решения спора с «Трансаэро», поскольку «можно обратиться в тот же арбитраж, но с иском по другим основаниям». Сам Эскерхан Муталибов говорит, что больше надеется на английский суд.

Комментарии
Прямой эфир